Павел Троицкий

Патриарх — афонский отшельник

История тесно связала имена многих константинопольских патриархов с Афоном. За тысячелетнюю историю Афона немало патриархов окончило свои дни на святогорской земле. Особое место в ряду этих святителей занимает константинопольский патриарх Иоаким III.

Судьба его интересна и тем удивительным фактом, что он два раза восходил на патриарший престол, а в промежутке вёл настоящую отшельническую жизнь на Афоне и был весьма почитаем святогорцами. Конечно, частые смены патриархов из-за интриг, как турецких султанов, так и западных держав, пытавшихся под удобным покрывалом магометанства заниматься католическим прозелитизмом, приводили к тому, что иные святители по нескольку раз становились патриархами.

Здесь уже говорилось о патриархах Кирилле и Афанасии, которые в борьбе с иезуитами были вынуждены соответственно 5 и 3 раза занимать константинопольскую кафедру. Надо отметить, что патриарх Иоаким был достоин своих предшественников. Будущий константинопольский патриарх родился в предместье Константинополя Вафеохория 17 января 1834 года. В молодости он пришёл на Афон и поступил в монастырь Пантократор. Затем нёс послушание в Константинополе в патриархии. В этот период своей жизни он принял постриг и стал иеродиаконом при храме вмч. Георгия в Вене, где прекрасно изучил немецкий язык. В 1860 году во время патриаршества Иоакима II (1860-1863, 1873-1878) служил в Константинополе в митрополичьем храме вторым иеродиаконом. В марте 1863 исполнял должность великого протосинкелла при патриархе, в декабре 1864 года был возведён на митрополичью кафедру в г. Варну, в январе 1874 года был переведён в Фессалоники. 6 Октября 1878 года после кончины патриарха Иоакима II был избран патриархом. Казалось бы, он не имел недостатков, и таланты его вызывают восхищение. Патриарх владел турецким, румынским и немецким языками, имел дар слова, был хорошо богословски образован. В 1880 он основал официальное патриаршее издание под названием «Церковная истина», открыл школу на Хиосе. Открыл при патриархии национальную библиотеку. Хорошие отношения вселенский патриарх поддерживал и с Российской церковью и открыл подворье Константинопольской церкви в Москве.

Патриарх Иоаким был неустанным защитником греческой церкви. За плодотворную церковную деятельность Иоакима III называли главою патриархов [ 126 ]. Не было ни одного вопроса, даже самого мелкого, в котором он позволил бы турецким чиновникам ущемить православную церковь. Турецкий султан Абдул-Гамед пытался отделить греческую диаспору от участия в общественных делах. Также неустанно он пытался отнять у греческой церкви все привилегии, дарованные ей завоевателем Константинополя Магометом II. Султан действовал хитро и осторожно. В 1883 году он попытался заставить греческое духовенство судиться в общих гражданских судах. Пытался перенести рассмотрение дел о монастырском имуществе из смешанных судов в специальные турецкие. Добивался также, чтобы архиереи не председательствовали бы в епархиальных советах, не судили бы клириков и мирян (что могло осуществляться по желанию последних). Был разработан также проект в системе образования, по которому рассматривать и утверждать греческие учебники должна была не патриархия, а турецкие чиновники.

Поводом для этого похода против греческого национального образования было принятие в греческих школах географии Антониадиса и катехизиса афинского профессора Диомилиса-Кириакоса. В первом было найдено много несообразностей, а второй вообще посчитали оскорбительным для мусульманской религии. Воспользовавшись этим скандалом, министр народного образования Мустафа потребовал, чтобы указанные учебники были изъяты из употребления, а все новые учебники представлялись Порте на предварительное рассмотрение. Скоро в дело вмешался султан, который попытался не только ограничить права Константинопольской церкви, но постепенно отстранить патриарха от исполнения обязанности этнарха, то есть предводителя греческого народа. Патриарх Иоаким III активно противодействовал всем этим реформам, но султан не отменял своего решения. И тогда патриарх Иоаким решился на смелый шаг, сделал единственно возможное в данной ситуации: отказался от патриаршего престола. Многим это покажется удивительным, кто-то может счесть эту жертву бегством и отступлением. Но, в действительности, это и было именно жертвой. Патриарх Иоаким приобрёл к тому моменту некоторую известность и пользовался уважением и почитанием не только греков, но и представителей западных держав. Когда же он сошёл с патриаршего престола, то синод не пожелал избирать другого патриарха и потребовал у султана отменить все его решения, ущемляющие как церковь, так и греческий народ. План этот удался совершенно. В те годы султан уже не мог позволить патриаршей кафедре пустовать, слишком уж шатко стало положение турецких властей, и был вынужден отступить по всем пунктам. Но жертва была принесена, и синоду пришлось избрать другого патриарха, им стал Иоаким IV.

Бывший же патриарх проживал некоторое время в Константинополе, но слишком большое почитание со стороны народа заставило его покинуть столицу и отправиться в паломничество сначала в Иерусалим, а затем, в 1889 году, и на Афон. Афонская монашеская жизнь притягивает бывшего патриарха, и он выбирает себе для жительства пустынную и красивую местность на территории Великой Лавры, бывшей уже не раз убежищем для его предшественников-патриархов. Это местность называется Милопотам (говорящая река), и здесь, в келье с храмом в честь великомученика Евстафия Плакиды, бывший патриарх находит себе убежище на целых 12 лет.

В это время в Константинополе происходят быстрые смены патриархов. Уходят один за другим на покой Иоаким IV, Неофит VIII, Анфим VII, Константин V. Только Дионирсий V, патриаршествовавший после Иоакима IV, умирает на первосвятителском престоле в августе 1891. А святейший отшельник спокойно проводит иноческую жизнь, став афонским монахом. Не раз Константинопольская церковь пыталась вернуть на престол своего любимого патриарха, но Порта неизменно отклоняла его кандидатуру. После кончины александрийского первоиерарха пребывавшему на покое патриарху была предложена для замещения эта древняя кафедра, но он отказался от этой должности. Но вот оставляет патриаршую кафедру патриарх Константин V. После долгих поисков Синода выбор вновь останавливается на патриархе Иоакиме III. И вот, 26 мая 1901 года он вновь избирается на патриарший престол. Начинается новый этап жизни патриарха, гораздо более сложный, чем предыдущий. Патриарх добивается открытия всё новых и новых епархий, но ему уже приходится бороться не только с католической и протестантской пропагандой, не только с турецкими чиновниками, но и, что самое печальное, с масонскими веяниями, укоренившимися тогда среди греческой интеллигенции. Провозглашение в Турции Конституции приводит к тому, что место султана занимает масонское правительство, и положение патриарха становится гораздо более трудным, так как это правительство оказывается ещё враждебнее к церкви, чем любой самый жестокий турецкий султан. Не раз поднимается вопрос о смещении с патриаршего престола патриарха Иоакима, но на этот раз была нужна не жертва, а твёрдое стояние в истине. Патриарх стойко отбивает покушения младотурок на права греческой церкви. Смерть патриарха, наступившая 13 ноября 1913 года, стала тяжёлой утратой не только для греческой церкви, но и для всего мирового православия. Иоаким III был последним великим патриархом, непоколебимо стоявшим на страже православия. За ним грядут реформаторы и изменники православия, нанесшие большой урон греческому православию и поколебавшие своими интригами даже престол московского патриарха.

Вот как описывает патриарха Иоакима один из его современников: « патриарх Иоаким — единственная, но величественная личность во всём Афоне, каковых едва ли много найдётся и в Константинополе, и даже во всём его патриархате: высокий ростом, он почти геркулесовского сложения. При благородной осанке, — в нём всё величественно – прекрасно – симметрично; вместе с этим, он сильный духом, крепкой воли, энергичен, но и мягок сердцем.» [ 127 ].

Патриарх Иоаким немало сделал для Афона, сам увидев и испытав все его нужды. Одним из главных деяний патриарха было восстановление Преображенского храма на вершине Афона. Кроме того, патриарх установил на вершине Святой Крест. Вот как об этом говорит один из его современников: «Подняться на эту возвышенность (вершину Афон) в настоящее время нетрудно, так как заботами проживавшего на Афоне вселенского патриарха Иоакима III путь, ведущий к вершине горы, а равно и имеющаяся там часовня Преображения довольно хорошо были исправлены и ремонтированы» [ 128 ]. Долгие годы, проведённые на Афоне, тесно связали патриарха с простыми монахами. Патриарх-отшельник пользовался большим уважением со стороны простого монашества. Особо тесные отношения связывали его с русскими монахами. Дело в том, что для рукоположений и освящений новых храмов почти всегда используются свои же архиереи-афонцы, пребывающие на Святой Горе на покое. Так как период пребывания на Афоне патриарха совпал с периодом интенсивного роста и развития русского афонского монашества, следовательно, у русских иноков устанавливаются самые тесные связи с этим архипастырем, которого то и дело приходится привлекать для освящения возведённых храмов. На Афоне число русских келий в тот период было уже более восьмидесяти. При многих были построены храмы, которые нужно было освещать. Так что можно сказать, что патриарх проводил значительное количество времени среди русского монашества. Особые тесные отношения связывают патриарха с иеромонахом Нифонтом настоятелем Троицкой кельи в Карее и иеромонахом Петром настоятелем Белозерской кельи.. Но вот патриарх вновь избран на престол, и афонцы приходят проводить своего святителя. Через весь Афон тянется гигантская процессия, каждый монастырь, каждая келья выходит провожать святителя. Знала ли нечто подобное афонская земля? Целые делегации от монастырей присоединяются на этом пути к процессии. От Пантелеймонова монастыря патриарха провожают и наместник, и антипрос, и духовник, и ряд монахов, у которых установились с патриархом дружественные отношения. Здесь и казначей, иеромонах Поликарп, и иеромонах Паисий, и схимонах Ксенофонт (в миру князь К.А. Вяземский), и старый русский отшельник архидиакон Лукиан, и, разумеется, запечатлевший для истории эти великие проводы схимонах Денасий. Провожает патриарха и архимандрит Иосиф, игумен Андреевского скита, и архимандрит Гавриил, игумен Ильинского скита. В Карее патриарх приходит на конак (подворье) русского монастыря и молится в храме вмч. Георгия. Здесь его встречает особая константинопольская делегация из десяти митрополитов.

Вот как описывает последние минуты пребывания на афонской земле этого великого мужа один из его современников, схимонах Денасий. «… Когда этот человек, великий по уму, славный по деятельности, величайший по сану, величественнейший по наружности «Всесвятейший Вселенский Патриарх», приблизился к последней пяди земли святоименной и благодатной горы Афонской, он вдруг стал как один из слабых смертных: его сердце почувствовало ту сильнейшую боль, когда от него отрывают самое дорогое, крепко сроднившееся с ним; он сильно возмутился духом, и с трудом поднял расслабленную руку, перекрестился; видно было, что он весь заколебался, не был в силах удержать сильного внутреннего волнения – вдруг всё порвалось, он пустился в лодку, а слёзы потоком вырвались и полились: он буквально зарыдал”.

--------------------------------------------------------------------------------

ПРИМЕЧАНИЯ:

[ 126 ] Церковный вестник, 1901, №23, стр. 750-751.

[ 127 ] Душеполезный собеседник, вып. 9, 1901, стр. 278.

[ 128 ] Архимандрит Иона. Афон. 1. Топография Афона и краткие сведения из истории местного монашества. Быт киновиального монашества. Сообщения Императорского Православного палестинского общества, 1911, т. 22 стр. 367.

 

        Вернуться назад

Copyright © 2004 Просветительское общество имени схимонаха Иннокентия (Сибирякова)
тел.:(812) 596-63-98, факс:(812) 596-63-73
E-mail: sobor49@bk.ru, http: //www.sibiriakov.sobspb.ru/