Идеже хощет Бог. Жизнь и чудеса старца Порфирия.

 

Анаргирос Калиацос

 

Краткая биография старца Порфирия

      Приснопамятный отец Порфирий родился в 1906 году в деревне Агиос Иоаннис в районе Каристос на острове Эвбея (Эвия). В двенадцатилетнем возрасте он ушел на Святую Гору Афон, где вел аскетическую жизнь в течение семи лет. После того как он заболел, в двадцатидвухлетнем возрасте его отправили в монастырь в миру [1]. Там он познакомился с архиепископом Синайским Порфирием III, который, убедившись в том, что юноша вел благочестивую жизнь и Господь даровал ему Свою благодать, рукоположил его в сан иерея. В этом сане отец Порфирий подвизался во многих монастырях Эвбеи до 1940 года. В 1940 году он был переведен в город Афины и назначен приходским священником церкви Святого Герасима при Афинской Поликлинике, расположенной недалеко от площади Согласия. Здесь отец Порфирий прослужил тридцать три года. После ухода на пенсию он продолжал служить и исповедовать в древнем заброшенном храме Святителя Николая в районе Пендели до 1978 года. Когда с ним случился инфаркт, он несколько месяцев прожил у своих друзей в Афинах, после чего в 1979 году, поселился в районе Милеси, где и построил большое подворье с храмом в честь Преображения Господня. В начале 1991 года отец Порфирий отправился на Афон, где с 1984 года была приготовлена для него келья. 2 декабря 1991 года блаженный Старец почил о Господе в своей келье, в скиту Кавсокаливия, где и был погребен просто, без всяких почестей, как сам того желал.

  1. Монастырь святого Харлампия, находившийся недалеко от родной деревни Старца. - Ред.

Первое знакомство

      Я почитаю себя счастливым, так как Божией милостью был духовным чадом старца Порфирия более тридцати пяти лет. Я был еще почти ребенком, когда впервые познакомился с отцом Порфирием в церкви Святого Герасима при Афинской Поликлинике. Будучи сыном священника, я всегда с большим почтением относился к клирикам и очень уважал священников как представителей Бога. Что же касается отца Порфирия, случилось так, что я оказался связан с ним настолько тесно, что не мог не относиться к нему как к родному отцу.

     При нашей первой встрече мы говорили о многом, и у меня сразу же сложилось впечатление, что я беседую со святым человеком. Я убедился в этом не только потому, что Старец распознал многое из того, что было совершено мною в прошлом, но и потому, что он выявил те проблемы, которые волновали в то время всю нашу семью. Тогда отец Порфирий нашел пути преодоления многих трудностей, но некоторые оставил без внимания, поскольку им не суждено было как-то разрешиться.

     Особое впечатление на меня произвело то, что он дал точное описание моей деревни (даже не зная, где она находится), назвал количество церквей в ней и рассказал, где и как они расположены, подробно описал принцип расположения домов и водоснабжения и даже деревьев в моей деревне. Я не переставал дивиться этим подробностям, ведь я и родился, и вырос там, но ничего подобного просто не замечал.

     Еще меня чрезвычайно поразил следующий случай. Пока мы с ним беседовали в исповедальне церкви Святого Герасима, Батюшка (так я стал называть его в первый же день знакомства) вдруг прервал беседу и сказал:

     - Ты побудь здесь и не уходи, пока я не вернусь.

     Я остался ждать, как он велел. Но поскольку Старец довольно долго не возвращался, я стал беспокоиться и пошел в том направлении, куда он скрылся. Тут вдруг мой взгляд упал на застекленное помещение, отделяющее храм от исповедальни, и там, внутри, я увидел Батюшку, который, низко склонив голову, совершал ею какие-то быстрые движения, то круговые, то из стороны в сторону. Казалось, он пытался что-то увидеть или рассмотреть. Эти движения напомнили мне поведение рыбаков, которые с помощью специальной подзорной трубы пытаются увидеть в море, есть ли там рыба.

     Я замер и довольно долго следил за происходящим. Когда Батюшка закончил, я побежал обратно и уселся на прежнее место. Вернувшись, отец Порфирий сказал:

     - Чудак, ты не дал мне закончить работу. Я успел только проверить твою систему кровообращения и пищеварительную систему, а также увидеть твою душу. Приходи в другой раз, и я скажу обо всем остальном.

     Тогда я спросил его:

     - А почему вы делали такие движения головой?

     - А откуда ты знаешь?

     Я ему все рассказал. На мое признание он ответил:

     - Господь с тобой, чудак! Так вот почему я не смог тебя как следует проверить! Отправляйся теперь домой и приходи в другой день, поскольку сегодня ты мне очень помешал.

     Здесь необходимо сделать некоторые разъяснения. Батюшка очень редко прибегал к подобным действиям, свидетелем которых я оказался. И все же иногда люди, подобные старцу Порфирию, являясь носителями Святаго Духа, совершают действия, нам, простым смертным, совсем непонятные и часто непостижимые.

     Поясню на примере. Когда пророк Елисей молился и воскресил умершего отрока сонамитянки, он это сделал не только силой молитвы: И поднялся и лег над ребенком, и приложил свои уста к его устам, и свои глаза к его глазам, и свои ладони к его ладоням, и простерся на нем, и согрелось тело ребенка. И встал и прошел по горнице взад и вперед; потом опять поднялся и простерся на нем. И чихнул ребенок раз семь, и открыл ребенок глаза свои [1].

     Почему пророк так поступил, мы не знаем.

     И Господь наш Иисус Христос часто одним только словом исцелял больных. Но однажды, когда Он захотел даровать зрение слепому, то, плюнув на землю, сотворил брение и им помазал глаза слепому, сказав ему, чтобы он пошел и умылся в купальне Силоам [2].

     Почему? Мы не знаем.

     Во всяком случае, старец Порфирий редко, очень редко прибегал к каким-либо "вспомогательным средствам" для того, чтобы что-то увидеть. Ибо, обладая даром прозорливости, он и так все видел.

     Если же Батюшка совершал иногда какие-то дополнительные действия, то старался, чтобы этого никто не заметил, чтобы никто не мог подумать, что он использует некую магическую силу или физическую энергию (например, крестное знамение, или поклоны, или описанные мною выше телодвижения и так далее), дающую ему духовное в!идение, ибо дар прозорливости он приписывал не себе и не каким-либо внешним действиям, но благодатному действию Божию.

     Кроме того, он старался не вводить людей в соблазн, чтобы кто-либо из тех, кто неопытен в духовной жизни, не подумал, что, повторив эти движения, он сможет прийти к такому же результату, то есть стать прозорливым.

     Если бы кто-нибудь из нас, к примеру, вздумал помазать брением глаза слепому и сказал бы ему: "Пойди умойся в купальне Силоам", само по себе это вовсе не означало бы, что слепой прозреет. То же относится и к действиям отца Порфирия.

     - Все это суть дары Духа Святаго,- говорил Батюшка,- и их не приобретешь какой-либо человеческой деятельностью, искусством или наукой. Их дарует только Господь Бог.

  1. 4 Цар. 4, 34-35. - Ред.
  2. См.: Ин. 9, 6-7. - Ред.

 

   
http://azbyka.ru/tserkov/svyatye/svyatye_i_podvizhniki/kaliatsos_zhizn_i_chudesa_startsa_porfiriya_03-all.shtml
        Вернуться назад

Copyright © 2004 Просветительское общество имени схимонаха Иннокентия (Сибирякова)
тел.:(812) 596-63-98, факс:(812) 596-63-73
E-mail: sobor49@bk.ru, http: //www.sibiriakov.sobspb.ru/