Материальный вклад в победу советского народа в Великой Отечественной войне православных верующих и пастырей блокадного Ленинграда

  

 

 


Фото: РИА Новости


 

Невозможно переоценить значение Русской Православной Церкви в поднятии морального духа защитников Отечества в период Великой Отечествен- 
ной войны, но не одними молитвами и проповедями 
жила Церковь в эти годы. РПЦ внесла большой вклад в Фонд обороны и Фонд Красного Креста. Среди собранных этими фондами средств были деньги особые: пожертвованные жителями осажденного Ленинграда. Может показаться, что деньги во время блокады города ничего не стоили, однако на «черном рынке» на них можно было купить продукты и хотя бы продлить свои дни... и надежду на спасение. Православные ленинградцы, следуя призыву Церкви, отдавали последние сбережения. Содействие победе вселяло надежду на установление доверия государства к Церкви и изменение положения Православия к лучшему. 
По предложению митрополита Алексия (Симанского) уже с 23 июня 1941 г. приходы Ленинграда начали сбор пожертвований на оборону страны. Владыка поддержал желание верующих отдать на эти цели имевшиеся в храмах запасные суммы. 
«Среди верующих разных храмов, — писал высокопреосвященный Алексий, — выражены пожелания, чтобы имеющиеся в храмах запасные суммы, в некоторых в весьма крупных размерах, в несколько сот тысяч рублей, были отданы государству в Фонд обороны, на нужды войны. На эти же нужды поступают и отдельные лепты, пожертвования от верующих. 
Недавно в одном храме Ленинграда был такой случай. Какие-то неведомые богомольцы принесли и сложили у иконы Святителя Николая пакет в укромном месте, в пакете оказалось около 1500 золотых десятирублевых монет дореволюционной чеканки. Они немедленно были снесены в банк на нужды обороны» [1]. 
Однажды в середине зимы, поздно вечером, обходя храм с образом Николы Чудотворца, владыка чуть не упал, споткнувшись об узелок, лежавший на полу перед иконой Божьей Матери «Умягчение злых сердец». Развязали узелок. Сверкнуло золото, и синими вспышками заиграли в свете огня бриллианты 
— видимо, набор семейных драгоценностей, и никакой записки. Сторож равнодушно посмотрел на это богатство и проворчал: «Лучше бы там было немного ржаных сухарей»... На следующий день сторож привел ювелира, работал тот три дня. Владыка написал обращение в Фонд обороны: прихожане Православной Церкви жертвуют на танковую колонну св. Александра Невского 3,5 млн рублей, а еще золотые украшения и драгоценные камни на крупную сумму (опись прилагается). 
Наутро сторож Василий в сопровождении нескольких прихожан отнес в военкомат чемодан с пожертвованиями — и все сдал военкому под расписку. А на следующий день владыке позвонили из Смольного и просили передать благодарность прихожанам от Городского комитета обороны [2]. 
Тревожные сводки с фронта в первые месяцы войны стали дополняться живыми свидетельствами сражений, потоки раненых заполняли городские больницы, а затем и преобразованные под госпитали школы и государственные учреждения. Забота о раненых была делом всех жителей города. В городской совет Красного Креста поступали десятки заявлений от православной общественности. Вот одно из них: «В минуту трудно переживаемых обстоятельств во- 
енного времени долг каждого гражданина идти навстречу Отечеству, к облегчению разного рода затруднений. Этому учит и религия наша, исполняя завет Христа о любви к ближнему, представители верующих — двадцатка Князь-Владимирского собора выражает свое желание открыть в тылу лазарет для раненых и больных воинов. На оборудование и содержание лазарета двадцатка могла бы представить все имеющееся у нас — свыше 700000 рублей. В дальнейшем, если материальная база, доходы сбора не изменятся, двадцатка принимает на себя решение, отказавшись решительно от всех расходов, кроме самых неотложных по содержанию храма, ежемесячно субсидировать лазарет в сумме тридцать тысяч рублей. Председатель двадцатки И.Куракин» [3]. 
Во всех приходах для солдат собирались теплые вещи, продовольствие для больных — несмотря на то, что с 1918 г. благотворительная деятельность Православной Церкви была запрещена. Более масштабная помощь для Церкви была невозможна. Официально приходам разрешалось перечислять деньги только в общественные фонды (Фонд обороны и Фонд Красного Креста). Прихожанами Никольского собора с 22 августа по 27 октября 1941 г. в Общество Красного Креста на помощь раненым было отчислено 355 тыс. рублей [4]. Община церкви Иова Многострадального выделила в этот фонд с августа по декабрь включительно 62332 руб. [5]. К концу 1941 г. свои взносы сделали все православные храмы города на общую сумму 2144244 руб. [6]. 
Основной поток пожертвований шел от верующих, и не только деньгами. Приносили украшения, золотые браслеты, серьги, цепочки, часы — все это сдавалось в магазины Ювелирторга. Дочь Марии Васильевны Дебольской свидетельствует о том, что драгоценные камни с ризы своей домашней иконы Казанской Божией Матери она передала в Спасо-Преображенский собор [7]. И таких жертвователей было очень много. 
В Фонд обороны весь 1942 год поступали взносы от прихожан и клириков соборов и храмов города: Князь-Владимирский собор — 1 млн 67 тыс. руб.; Никольский собор — 980 тыс. руб.; Спасо-Преображенский собор — 72 тыс. руб.; Никольская церковь — 811 тыс. руб.; церковь Иова Многострадального — 155 тыс. руб.; церковь Димитрия Солун-ского — 45 тыс. руб.; церковь Серафима Саровского 
— 60 тыс. рублей [8]. 
Духовенство города активно включилось в подписку на военные займы, сбор пожертвований в Фонд обороны. С июня 1941 г. по 1 июня 1944 г. на военные нужды от 16 священнослужителей Ленинграда, включая владыку, поступило 388 815 руб. [9] 
Большой подъем вызвало обращение Патриаршего местоблюстителя Сергия 30 декабря 1942 г. с призывом начать сбор средств на танковую колонну имени Димитрия Донского. «Пусть наша церковная колонна понесет на себе благословение Православной нашей Церкви и ее неумолкаемую молитву об успехе русского оружия. Нам же всем даст утешительное сознание, что и мы не останемся в стороне, что и мы по нашей силе и способности участвуем в святом де- 
ле спасения Родины» [10]. Так, например, взносы на танковую колонну в Князь-Владимирском соборе составили 76% всех израсходованных средств за 1943 г., на взнос употреблена вся чистая прибыль собора — 894 080 руб. [11]. 
Ленинградская епархия доказала свою истинно бескорыстную преданность общенародному делу, поток пожертвований был нескончаемым. О тех днях архиепископ (впоследствии митрополит Ленинградский и Новгородский) Григорий (Чуков) вспоминал: «Люди отдавали свои сбережения, свои ценности, предметы обихода, несли золотые броши, серьги, цепочки, часы, кольца, бриллианты, серебряные ризы с икон, наперсные и настольные кресты и цепи, был даже кусок платины весом 197,7 грамма» [12]. 
Уже через четыре месяца православными страны была собрана сумма, необходимая для выпуска танковой колонны, она превысила 8 млн руб. 
В январе 1943 г. митрополитом Алексием была послана телеграмма И.В.Сталину, в которой он дает отчет по сбору средств в Фонд обороны страны и заверяет Верховного главнокомандующего в единстве Русской Православной Церкви со всем советским народом в борьбе против немецких захватчиков. «Усердно молим Бога о помощи Вам в Вашем великом историческом призвании — отстоять честь, свободу и славу родной страны», — такими словами заканчивалась телеграмма. Она не была оставлена без внимания, был получен следующий ответ Сталина: «Митрополиту Ленинградскому Алексию. Прошу передать православному русскому духовенству и верующим Ленинградской епархии мой привет и благодарность Красной Армии за их заботу о Красной Армии». В мае того же года владыка вновь известил телеграммой И.В.Сталина. Верховный главнокомандующий ответил телеграммой, которая была опубликована в газете «Правда»: «Прошу передать православному русскому духовенству и верующим Ленинградской епархии, собравшим, кроме внесенных ранее 3 682 143 рублей, дополнительно 1 769 200 рублей на строительство танковой колонны им. Дмитрия Донского, мой искренний привет и благодарность Красной Армии. Иосиф Сталин» [13]. 
Всего верующими ленинградцами за 1943 г. было собрано 5051 тыс. руб. Не случайно Алексий в своем «Послании к ленинградской пастве» от 22 июня 1943 г. отмечал: «Как охотно и обильно всюду текли жертвы на воинские нужды и подарки — подлинные дары любви воинам, а также больным и раненым. И текли, и текут, и будут течь обильными, неиссякаемыми потоками, свидетельствуя о неиссякаемой любви нашей и преданности делу спасения Отечества, в твердой вере, что и для всех нас не оскудеет дивная помощь Божия» [14]. 
Вносились пожертвования на эскадрилью им. Александра Невского, ко дню Красной Армии 1943 г. покупались подарки для бойцов РККА: канцелярские товары, сапоги, книги для палаты раненых женщин, 
участвовавших в прорыве блокады Ленинграда [15]. В госпитали города и войсковые лазареты поступило свыше 600 таких остро необходимых вещей, как полотенца, салфетки и проч. 
Сборы денежных средств в Фонд обороны продолжались на протяжении всей войны. В «Журнале Московской Патриархии» приводятся данные на 1 октября 1944 г. За годы войны по Ленинградской епархии было собрано свыше 13 млн руб. [16], в том числе на нужды обороны страны — 11038507 руб., на оказание помощи больным и раненным красноармейцам — 2363719 руб. Из них внесено: наличными деньгами — 12635969 руб., драгоценных предметов 
— на сумму 40 тыс. руб. Собрано предметов вещевого имущества (полотенец, теплых вещей) общей стоимостью 7 тыс. руб. [17]. 
Общая сумма патриотических взносов духовенства и мирян Ленинградской епархии за годы войны составила около 17,5 млн руб. [18]. 
Православная церковь была лишена возможности организовывать масштабную благотворительную помощь. Но несмотря на это православные верующие совместно с духовенством епархии принимали активное участие в сборе денежных средств и тем самым способствовали борьбе за независимость страны. Сумма взносов дает основания полагать, что уровень религиозности в Ленинграде в период войны был высок. 
1. Русская Православная Церковь и Великая Отечественная война: Сб. документов. М.: Моск. Патриархия, 1943. С.52.
2. Лялин В. // Православный Санкт-Петербург. 2004. №1. 
С.7. 
3. Васильева О.Ю. Советское государство и деятельность Русской Православной Церкви в период Великой Отечественной войны. М., 1990. С.59. 
4. Центральный государственный архив Санкт-Петербурга. (ЦГА СПб.) Ф.7383. Оп.33. Д.62. Л.69. 
5. Там же. Д.180. Л.124. 
6. Шкаровский М.В. Петербургская епархия в годы гонений и утрат. 1917 — 1945. СПб., 1995. С.175. 
7. Смирнов С. // Вестник военного и морского духовенства. 2005. №3. С.123. 
8. Васильева О.Ю. Указ. соч. С.62. 
9. ЦГА СПб. Ф.9324. Оп.1. Д.4. Л.45. 
10. Русская Православная Церковь в советское время (1917 — 1991): Материалы и документы по истории отношений между государством и Церковью / Сост. Г.Штриккер. М.: Пропилеи, 1995. С.337. 
11. ЦГА СПб. Ф.7384. Оп.33. Д.209. Л.259. 
12. Архив Санкт-Петербургской епархии. Ф.3. Оп.4. Д.104. Статья митрополита Григория (Чукова) «Ленинград в дни Великой Отечественной войны». 
13. Русская Православная Церковь и Великая Отечественная война. С.100. 
14. Там же. 
15. ЦГА СПб. Ф.8111. Оп.2. Д.38. Л.1-6. 
16. Журнал Московской Патриархии. 1944. №10. С.16. Архив позволяет уточнить: было собрано 13274491 руб. 65 коп. (ЦГА СПб. Ф.9324. Оп.1. Д.4. Л.74.). 
17. ЦГА СПб. Ф.9324. Оп.1. Д.22. Л.10. 
18. Война и общество. 1941 — 1945 / Отв. ред. Г.Н.Севостья-нов. М.: Наука, 2004. С.193.
        Вернуться назад

Copyright © 2004 Просветительское общество имени схимонаха Иннокентия (Сибирякова)
тел.:(812)240-26-49
E-mail: sobor49@bk.ru, http: //www.sibiriakov.sobspb.ru/