Династия Романовых и благотворительность. Продолжение.

Андрей Сорокин

Традицию покровительства благотворительности в роду Ольденбургских продолжил  старший сын Петра Георгиевича Принц Александр Петрович Ольденбургский (1844-1932). А.П. Ольденбургский занимал ряд руководящих постов в учреждениях призрения и здравоохранения. При его активном участии в Петербурге были созданы Институт экспериментальной медицины, лечебница для душевнобольных и Народный дом Императора Николая II.
    К членам Дома Романовых, которые живейшим образом участвовали в работе подведомственных Императорской Фамилии благотворительных учреждениях, относятся также Великие Княгини Елена Павловна (1806-1873) и ее дочь Екатерина Михайловна (1827-1891).
    Елена Павловна была супругой Великого Князя Михаила Павловича (1798-1849), сына Императора Павла. Елена Павловна имела репутацию одного из самых образованных и культурных членов Императорской Фамилии. Она достаточно активно занималась управлением несколькими благотворительными учреждениями, переданными под ее покровительство по завещанию Марии Федоровны (Павловский институт, Мариинский институт и родильные госпитали в Петербурге и Москве). Она опекала также женское училище Св. Елены, построенное на бессословных началах, в память своих дочерей создала Елисаветинскую больницу в Петербурге и детские приюты Елисаветы и Марии в Петербурге и Павловске. Во время Крымской войны вместе с Великим врачом Н.И. Пироговым ставшим её большим другом, Елена Павловна сформировала первую в России организацию военных медицинских сестер – Крестовоздвиженскую общину сестер попечения о раненых и больных. Сестры этой общины работали не только в госпиталях, но и на поле боя. Заветной её мечтой было создание Клинического института, который стараниями её врача Э.Э. Эйхвальда открылся уже после смерти Великой Княгини. Он получил название «Еленинский клинический институт».
    После кончины Елены Павловны в 1873 г. эти учреждения перешли в ведение ее дочери, Великой Княгини Екатерины Михайловны, супруги Герцога Георга Мекленбург-Стрелицкого. В 1872 г. Екатерина Михайловна была избрана также председательницей Совета Патриотического общества, входившего в состав Ведомства Императрицы Марии. Возглавляя Совет, она лично рассматривала все вопросы, связанные с учебно-воспитательной частью женских школ Патриотического общества. Екатерина Михайловна разрабатывала новый устав для этих школ совместно с Принцем П.Г. Ольденбургским. При этом Великая Княгиня даже вступала с Принцем в полемику, которая, впрочем, не выходила за рамки обсуждения деталей учебно-воспитательного процесса.
    Деятельно занималась управлением подведомственными учреждениями и Великая Княгиня Александра Петровна (1838-1900), дочь Принца Петра Георгиевича Ольденбургского и супруга Великого Князя Николая Николаевича Старшего (1831-1891), сына Николая I. Во второй половине XIX в. Александра Петровна возглавляла Санкт-Петербургский Совет детских приютов Ведомства учреждений Императрицы.
    В начале XX столетия широкую известность получила деятельность Святой Великой Княгини Елизаветы Федоровны (1864-1918). В 1904 г. Елизавета Федоровна возглавила благотворительный комитет для оказания помощи воинам, пострадавшим в сражениях русско-японской войны. Полностью он назывался «Особый комитет ее Императорского высочества Великой Княгини Елизаветы Федоровны для объединения в Москве благотворительной деятельности, вызванной войной на Дальнем Востоке».
    СиротыПосле окончания войны этот комитет был преобразован и продолжал оказывать помощь участникам войны с Японией. Кроме того, Елизавета Федоровна состояла покровительницей нескольких учреждений призрения, входивших в состав Ведомства Императрицы Марии и Человеколюбивого общества. И, конечно же, нельзя не сказать о созданной в 1910 г. Елизаветой Федоровной Марфо-Мариинской обители крестовых сестер Любви и Милосердия в Москве. На Ордынке Великая Княгиня приобрела  большой участок земли, на котором по проекту архитектора А.В. Щусева был возведен чудесный храм в неорусском стиле. В стенах обители находились, помимо храмов, больница, детский приют и библиотека. При больнице были организованы сестринские курсы, а также функционировала бесплатная столовая для бедных, ежедневно выдававшая свыше трехсот обедов. Прославленная Русской Православной Церковью Святая подвижница выполняла в госпитале самые сложные и ответственные дела, ассистировала при операциях, нередко проводила целые ночи у постели больных, сама делала перевязки, ухаживала за увечными. Спала она на голых досках, иногда не более трех-четырех часов в сутки, строго соблюдала посты, причем в последние годы вообще ограничила свой стол одним блюдом из овощей.
    Как уже было частично показано, в соответствии с традицией почти все члены Императорской Фамилии состояли покровителями или председателями правлений благотворительных ведомств, комитетов, обществ и отдельных учреждений.
    Деятельность российских благотворительных ведомств и комитетов под покровительством Императорской Фамилии, как комплексов благотворительных обществ и благотворительных учреждений призрения стала важнейшим инструментом социальной политики в России XIX - начала XX в. Среди наиболее крупных благотворительных ведомств и комитетов выделяются: Ведомство учреждений Императрицы Марии, включавшее также два фактически самостоятельных ведомства -Попечительство Императрицы Марии Александровны о слепых и Попечительство Императрицы Марии Федоровны о глухонемых; Императорское человеколюбивое общество; Попечительство о домах трудолюбия и работных домах (с 1906 г. -Попечительство о трудовой помощи) и Татьянинский комитет. К ним можно также отнести ряд региональных благотворительных структур, действовавших в Петербурге и Петербургской губернии, - Морское благотворительное общество, осуществлявшее в различных формах помощь лицам, служившим в Военно-морском флоте, Морском министерстве, и членам их семей, и Ольгинский Петроградский комитет, оказывавший помощь членам семей военнослужащих.
    Размах деятельности Ведомства учреждений Императрицы Марии и Императорского Человеколюбивого общества обуславливает необходимость исключить их из настоящего повествования. Поэтому далее будем мы, пусть и достаточно кратко, говорить в основном о деятельности ряда иных, специализированных благотворительных организаций, фактически бывших, несмотря на то, что некоторые из них формально входили в Ведомство учреждений Императрицы Марии, вполне самостоятельным.
    История возникновения Попечительства о слепых связана с организацией помощи инвалидам русско-турецкой войны 1877-1878 гг. Это помощь осуществлялась Главным попечительством для призрения нуждающихся семейств воинов. Руководитель этого ведомства К.К. Грот пришел к мысли о необходимости создания специализированной структуры для призрения как слепых инвалидов войны, так и всех прочих лиц, лишенных зрения. В 1881 г. было создано Мариинское попечительство о слепых, названное в честь Императрицы Марии Александровны, супруги Александра II. Действовало оно на благотворительной основе. Таким образом, помощь слепым начала осуществляться благотворительным ведомством под покровительством Дома Романовых.
    Высочайшим указом 10 марта 1883 г. оно было перечислено в Ведомство учреждений Императрицы Марии, получив окончательное наименование Попечительства Императрицы Марии Александровны о слепых. Статус новой благотворительной структуры был установлен Основными началами для деятельности Попечительства Императрицы Марии Александровны о слепых. Определялся он своеобразно. В Основных началах указывалось, что Попечительство, «будучи учреждением частным, пользуется покровительством Правительства и состоит со всеми устроенными им заведениями в Ведомстве учреждений Императрицы Марии». Упоминание о «частном» характере Попечительства не означало его принадлежности какому-либо лицу. Имелось в виду, что Попечительство - самостоятельное ведомство, не зависящее от государства и других благотворительных обществ.
    В 1898 г. в Ведомстве Императрицы Марии было создано специализированное  благотворительное ведомство для оказания» помощи, глухонемым - Попечительство Императрицы Марии Федоровны о глухонемых. Оно состояло под покровительством вдовствующей Императрицы. Фактически Мария Федоровна являлась покровительницей двух благотворительных ведомств. Полностью Попечительство о глухонемых именовалось как «Состоящее под Августейшим покровительством Их Императорских Величеств Попечительство Императрицы Марии Федоровны о глухонемых».
    Попечительство о слепых и Попечительство о глухонемых просуществовали до 1917 г.
    Финансирование всех структурных подразделений, обществ и учреждений Ведомства Императрицы Марии имело внебюджетный характер. В частности, для привлечения средств использовались разного рода нагрудные поощрительные знаки. Несмотря на то, что в Ведомстве учреждений Императрицы Марии существовали общие поощрительные знаки Попечительство Императрицы Марии Александровны о слепых и Попечительство Императрицы Марии Федоровны о глухонемых свои имели собственные. Попечительство о слепых установило нагрудный знак в 1895 году. Знак имел два вида: золотой и серебряный. Правом ношения знаков  пользовались почетные члены Попечительства, члены Попечительства и прочие лица, оказавшие выдающиеся услуги Попечительству, должностные лица, непрерывно прослужившие в учреждениях Попечительства 25 лет, а также прослужившие меньше 25 лет, но имевшие особые заслуги перед Попечительством. В зависимости от заслуг и служебного положения указанных лиц знак носился пожизненно либо во время исполнения ими служебных обязанностей. Пожизненно носился золотой знак, в период исполнения служебных обязанностей – серебряный.
    В 1899 г. были установлены Знак двух степеней и жетон Попечительства Императрицы Марии Федоровны о глухонемых Знак высшего достоинства вручался лицам, пожертвовавшим Попечительству не менее 300 руб. Лица, пожертвовавшие не менее 150 руб. или привлекшие в Попечительство не менее 30 человек, каждый из которых жертвовал не менее 5 руб., получал право носить знак низшего достоинства. Жетон вручался лицу; внесшему 75 руб. или привлекшему в Попечительство 15 человек с взносом по 5 руб. Знаки и жетоны предоставлялись бесплатно.
    Созданное в 1895 г. Попечительство о домах трудолюбия и работных домах состояло под покровительством супруги Николая II Александры Федоровны. В 1906 г. оно было реорганизовано и стало называться Попечительством о трудовой помощи. Полностью оно именовалось как «Состоящее под Августейшим покровительством Ее Императорского Величества Государыни Императрицы Александры Федоровны Попечительство о трудовой помощи». Управление и организационная структура Попечительства о трудовой помощи не были сложными. Центральным органом управления являлся Комитет, председательницей которого была Императрица. Комитет состоял из вице-председателя и действительных членов. Все они утверждались Императрицей сроком на три года. Члены Комитета и члены Попечительства исполняли свои обязанности безвозмездно, не получая материального вознаграждения, чинов и ведомственных мундиров. Таким же образом исполняли свои обязанности служащие местных подразделений и заведений.
    В Комитете готовились Документы и законопроекты общего характера. Все решения, принимавшиеся Комитетом, подлежали утверждению покровительницей, то есть Императрицей. Общественность в лице благотворителей, жертвовавших деньги, материальные ценности либо бескорыстный труд, принимала участие в управлении местными благотворительными обществами и заведениями. Для ведения делопроизводства при Комитете имелась канцелярия, состоявшая из управляющего делами, инспектора и письмоводителей. С 1906 г. в составе Комитета работало несколько постоянных комиссий: ревизионная, уставная и финансовая. Комиссии формировались из числа действительных членов Комитета. Председатели комиссий утверждались Императрицей. Комитет имел право создавать по мере надобности и другие постоянные либо временные комиссии. Докладывать по делам Попечительства Императрице было обязанностью вице-председателя Комитета. В Комитет входили известные в России правоведы, специалисты в области призрения. К их числу относились известный юрист, государственный и общественный деятель А.Ф. Кони, видные теоретики и организаторы благотворительности и призрения М.Н. Галкин-Враский и Е.Д. Максимов. Помимо действительных, в состав Попечительства входили почетные члены и пожизненные члены-благотворители.
    Средства ведомства трудовой помощи составлялись из процентов с неприкосновенного капитала в полмиллиона рублей, пожалованного при основании Попечительства, доходов с недвижимых и движимых имуществ, сборов от проведения различных благотворительных пожертвований. Последние поступали как в форме регулярных взносов, так и время от времени. В отличие от учреждений Императрицы Марии и Человеколюбивого общества, Ведомство трудовой помощи не предоставляло права государственной службы, чины и мундиры за благотворительные пожертвования и безвозмездную службу в учреждениях призрения. Не было и особых правил о награждении благотворителей орденами, хотя практика награждения за безвозмездную службу в учреждениях призрения существовала. Служащие Попечительства и благотворители могли награждаться ведомственными знаками и значками, которые вручались по усмотрению покровительницы Попечительства Императрицы Александры Федоровны за выдающиеся труды деятелям Попечительства и за пожертвования, при дипломе за Собственноручной Ее Императорского Величества подписью. Знаков было четыре разновидности: эмалированные, позолоченные, серебряные и бронзовые. Знак или значок того или иного вида вручался в зависимости  от конкретных заслуг получавшего их лица. Знаки и значки были именными.
    Во втором десятилетии XX в. был создан ряд новых благотворительных структур под покровительством Императорской фамилии. В 1913 г. для призрения детей сельского населения был организован Романовский комитет, находившийся под покровительством Императора. В том же году возникло Попечительство по охране материнства и младенчества, состоявшее под покровительством Императрицы Александры Федоровны.
    Вступление России в Первую мировую войну привело к созданию нескольких благотворительных комитетов, предназначенных для оказания помощи различным категориям пострадавших от войны. Крупнейшей из этих структур был названный в честь дочери Николая II «Комитет ее Императорского высочества Великой Княжны Татьяны Николаевны по оказанию временной помощи пострадавшим от военных бедствий», учрежденный 14 сентября 1914 г. Сокращенно комитет назывался Татьянинским. 
    Организационно он состоял из собственно комитета, располагавшегося в Петербурге, и подчинявшихся ему губернских и областных отделов. Им в свою очередь подчинялись уездные отделения. Финансировался Татьянинский комитет также как и другие благотворительные ведомства и комитеты Дома Романовых. Согласно Положению средства комитета формировались за счет благотворительных пожертвований, «установленных в законном порядке», постоянных и временных сборов, пособий «от разных учреждений и лиц», доходов от недвижимых имуществ, аренды, благотворительных лотерей, а также ассигнований из казны. Пожертвования от лица Императора и его супруги составляли 425 000 руб. От благотворительной лотереи 1914 г. комитет получил 3 000 000 руб. Работа в Татьянинском комитете не давала никаких сословных или служебных привилегий и преимуществ. Заслуги по службе в Комитете отмечались только дипломами и жетонами, которые вручались от имени Великой Княжны Татьяны Николаевны «...за оказание Комитету выдающихся заслуг жертвами или устройством сборов, подписок, выставок, концертов, спектаклей, лекций и так далее». Награждение дипломами и жетонами было введено в 1915 г. Дипломы, вручавшиеся общественным организациям и учреждениям, имели два разряда. Дипломы первого разряда печатались на «веленевой» бумаге «золотым» шрифтом, второго разряда - на обыкновенной бумаге черным шрифтом. Частным лицам вручались жетоны двух разрядов: первого разряда - серебряные и второго - бронзовые. Они представляли собой подобие нагрудного значка «...из синего эмалевого щита, на коем помещены накладные инициалы Ее Высочества» . Своих ведомственных мундиров Татьянинский комитет не имел. Его служащие носили эмблемы на фуражках и нарукавные повязки. Эмблема представляла собой значок «...из золотого вензелевого изображения Имени Августейшей Почетной Председательницы Комитета Великой Княжны Татьяны Николаевны». Нарукавная повязка состояла из ленты светло-синего сукна, к которой крепилась медная бляха со сквозным изображением инициалов Татьяны Николаевны.
    Петроградские благотворительные структуры под покровительством Дома Романовых - Морское благотворительное общество и Ольгинский комитет - по правовому положению и способам финансирования являлись благотворительными общественными организациями. Деятельность Морского благотворительного общества обеспечивалась только за счет благотворительных пожертвований, включая поступления от лица членов Императорской фамилии. Управлялось Морское благотворительное общество Общим собранием и избираемым из его состава Советом.
    Заслуги перед обществом отмечались серебряными и золотыми жетонами. Серебряные вручались тем, кто вносил единовременно 10 руб., «а равно служащим в Обществе и другим лицам, оказавшим ему содействие иными способами». Золотой жетон вручался почетным членам общества, членам Совета, служившим в этом звании непрерывно не менее 3 лет, и «тем из жертвователей, имеющих серебряные жетоны, которые привлекли 10 других жертвователей с рублевым взносом каждый».
    Созданный 11 августа 1914 г. «Особый Петроградский комитет Ее Императорского Высочества Великой Княжны Ольги Николаевны по оказанию помощи семьям лиц, призванных на войну», сокращенно называвшийся Ольгинским или Петроградским Ольгинским, также привлекал благотворительные пожертвования. Кроме того, Ольгинский комитет получал денежные средства от Верховного Совета по призрению лиц, призванных на войну. Организационное устройство Ольгинского комитета было подобно тому, которое имел Татьянинский комитет. Собственно комитет составлял 21 человек, работавший под почетным председательством Великой Княжны Ольги Николаевны. Текущей деятельностью фактически руководил  постоянный исполнительный орган - Постоянный Исполнительный отдел. Местными отделениями комитета были 12 уездных и городских комиссий.
    Деятельность находившихся под покровительством членов Российского Императорского Дома благотворительных учреждений способствовало развертыванию инициатив общественной и частной благотворительности во всей стране. На 1902 год общества, входившие в состав Ведомства Императрицы Марии, Человеколюбивого общества и Попечительства о домах трудолюбия и работных домах, составляли уже лишь 8,6 процента, а с обществами, входившими в Российское общество Красного Креста, - 16 процентов от общего числа всех благотворительных обществ Империи. Благотворительные заведения названных ведомств составляли приблизительно 14 процентов от общего числа имевшихся в Империи. Таким образом, по общему числу благотворительных обществ и заведений ведомства Дома Романовых занимали третье место после Министерства внутренних дел и Ведомства православного исповедания (Синода). Социальной помощью были охвачены миллионы человек. Только три организации - Ведомство учреждений Императрицы Марии, Императорское человеколюбивое общество и Попечительство о домах трудолюбия и работных домах – и только в одном  1904 году оказали различную помощь в общей сложности приблизительно двум с половиной миллионам нуждавшихся. По сведениям на 1904 г. одни только входившие в число учреждений Императрицы Марии Санкт-Петербургский и Московский Воспитательные дома единовременно призревали 59 337 детей. По состоянию на 1901 год сведения об общих расходах на оказание благотворительной помощи нуждающемуся населению такие расходы составляли по неполным данным 50 152 370 руб. При этом расходы одного только Ведомства учреждений Императрицы Марии по состоянию на 1904 г. (разница расходов в 1901 и 1904 гг. очень незначительна) составили 23 114 216 руб.
    Расходы Императорского человеколюбивого общества на тот же год составили приблизительно два с половиной миллиона рублей. Попечительство о домах трудолюбия и работных домах израсходовало в том же году 246 752 руб. Расходы двух последних ведомств на административное управление были невелики. Таким образом, в начале XX в. благотворительные ведомства под покровительством Дома Романовых ежегодно расходовали около 20 000 000 руб. (30 миллиардов рублей по нынешнему курсу золота или 1 млрд. долларов США ежегодно), что составляло примерно треть расходов всех российских благотворительных ведомств, обществ и учреждений. Это свидетельствует о значительном вкладе в призрение со стороны благотворительных структур под высочайшим покровительством. Говоря об эффективности и масштабах работы этих ведомств и созданных позже комитетов, следует учитывать уровень и, если так можно выразиться, качество осуществлявшегося ими призрения. Во многих случаях благотворительные ведомства и комитеты Императорской фамилии в этом отношении заметно превосходили прочие благотворительные общества и учреждения. В первую очередь, это относится к призрению детей и юношества.
    Важнейшим направлением деятельности Ведомства учреждений Императрицы Марии, Императорского человеколюбивого общества и, отчасти, Попечительства о домах трудолюбия и работных домах являлось призрение детей и юношества. Это было, так называемое, закрытое призрение в специализированных учебно-воспитательных заведениях, представлявшее собой один из самых сложных видов социальной помощи. Призрение детей и юношества в наибольшей степени получило развитие в Ведомстве учреждений Императрицы Марии. Ведомство располагало уникальными учебно-воспитательными комплексами заведений, аналогов которым не было в России. Единственной в своем роде структурой для оказания медицинской помощи неимущим располагало Императорское человеколюбивое общество. В Ведомство учреждений Императрицы Марии, как было показано, входили также не имевшие аналогов специализированные ведомства для помощи слепым и глухонемым. Крупные благотворительные ведомства и комитеты призрения под покровительством Дома Романовых: Ведомство учреждений Императрицы Марии, Императорское человеколюбивое общество, Попечительство о трудовой помощи и Татьянинский комитет играли значительную роль в общероссийском призрении. По многим направлениям социальной помощи они занимали ведущие позиции.
    Масштабы, как видим, были столь Велики, а направления социальной работы столь разнообразны, что благотворительная деятельность вышла из тиши кабинетов и стала предметом широкого общественного внимания. Уже с 1877 г. проходили съезды уполномоченных петербургских благотворительных обществ. В 1886 г. в Москве работал съезд представителей учреждений детской помощи. С началом XX века обсуждение российской общественностью проблем благотворительности и призрения вышло на новый уровень. Местом, где рассматривались эти проблемы, стали общероссийские съезды представителей благотворительных организаций, учреждений призрения, государственных органов и специалистов в области социальной помощи. Всего их состоялось два. В марте 1910 г. в Петербурге прошел Первый съезд русских деятелей по общественному и частному призрению. Инициатива его созыва принадлежала Всероссийскому союзу учреждений, обществ и деятелей по общественному и частному призрению, созданному 15 февраля 1909 г. в Петербурге. Второй общероссийский форум - Съезд по общественному призрению был созван в мае 1914 г.
    После февральской революции 1917 года Российский императорский дом был лишен всех рычагов управления государственной благотворительностью. Собственные его возможности резко сократились, а после октябрьского переворота вообще были уничтожены. Но и оказавшись в изгнании, лишенные всего своего имущества, нередко бедствуя и, во всяком случае, постоянно испытывая недостаток средств, члены дома Романовых не отказались от своих многовековых традиций милосердия.
    Первые пять лет жизни за границей после революционной катастрофы (1917-1922) и два года активной общественной деятельности в качестве блюстителя государева престола законный Глава Династии Романовых  Великий князь Кирилл Владимирович только наметил основные контуры системы учреждений при Российском императорском доме в изгнании. Но и в этот период он, следуя Христовой заповеди «Всякому же просящему у тебе, дай: и от взимающаго твоя, не истязуй» старался, по мере сил, помогать обращающимся к нему за помощью.
    В циркуляре своим представителям, изданном в Ницце 28 марта/10 апреля 1924 года, Блюститель Государева Престола, в числе основных задач, предписывал всем верным ему монархическим организациям «2. Помогать нравственно, и по мере возможности, материально особо бедствующим. 3) Собирать ежемесячно скромные жертвы верных на дело спасения Родины».
    Крупной международной благотворительной акцией явилась поездка императрицы Виктории Федоровны в ноябре 1924 года в Америку.  Она отправилась туда по приглашению Дамского благотворительного клуба, в котором состояли представительницы старейших семей Америки, своего рода «американской аристократии».
    Виктория Федоровна посетила ряд крупных американских, участвуя в благотворительных обедах, встречах, экскурсиях и прочих мероприятиях предложенной клубом программы. «Успех сборов начал сказываться, - пишет начальник Канцелярии е.и.в. Г.К. Граф, - Да и как не мог быть успех при тех качествах, которыми обладала Государыня, и при ее умении очаровывать людей. Не раз бывало, что лица, заочно настроенные к ней критически, почти враждебно, после личного свидания уходили в восторженном настроении».
    Все расходы на прибытие и проживание государыни и ее свиты были окуплены, а чистый доход составил крупную по тем временам сумму – более сорока тысяч долларов. С разрешения Виктории Федоровны г-жа Лумис передала эти средства Русскому Красному Кресту.
    По мере расширения Государева освободительного движения в изгнании и выработки его общественно-правовой базы, в числе прочих важных вопросов, уточнялись методы и способы благотворительной работы.
    «Инструкция для представителей Е(го) В(еличества)» 1926 г. предписывает представителям императорского дома в странах русского рассеяния осуществлять организацию помощи русским людям – «изыскание работы, денежных субсидий и помощи для обучения детей», «оказание юридической помощи», создание молодежных и детских неполитических групп и кружков (спортивных, литературных, взаимопомощи и т.п.). Там, где воля императора Кирилла наиболее благоприятно сочеталась с местными условиями и с благоразумием и организаторскими талантами представителя, появлялась возможность оказать содействие достаточно широкому кругу лиц.
    Немаловажное место в деятельности императорского дома занимала организация помощи русским  монахам на Афоне, терпящим бедствия и притеснения греческих властей. В качестве примера можно привести изданное 9 июля 1926 г. в Кобурге Обращение Канцелярии его императорского величества:
    «От Канцелярии Е.И.В. С момента возникновения революции в России русские святогорцы на Афоне Братства Русских келий во имя Царицы Небесной не только лишились покровительства русских Царей, но и совершенно лишились материальной помощи и поддержки из России, без которых они не могут существовать.
    Усадьбы, занимаемые обителями, чрезвычайно малы, и каменистая почва неудобна для возделывания и посевов. Ввиду этого инокам приходится брать тяжелую работу поденщиков за ничтожную плату, даже неокупающую потребных расходов, но среди них есть много престарелых старцев, уже совершенно неспособных по старости и болезненному состоянию к какому-либо физическому труду.
    Поэтому русские иноки на Афоне терпят большую нужду во всем и ведут полуголодную жизнь. Всего иноков Братства Русских келий во имя Царицы Небесной с престарелыми, больными, пустунниками и отшельниками 480 человек. Они крайне нуждаются в насущном хлебе, одежде, обуви и белье.
    Канцелярия Его Величества очень просит всех Представителей и Уполномоченных Е.И.В. организовать сборы денег, одежды, обуви и белья, чтобы посильно поддержать бедствующих святогорцев.
    Пожертвованные деньги и вещи следует направлять по адресу Братства: Grece, a Mont Athos, Karea, au Reverend Pretre Moine Pere Simeon, President de la Fraternite des Cellules Russes.
    Начальник Канцелярии Е.И.В. Капитан 2-го ранга /подпись Г.К. Графа/
    9-го Июля 1926 г.
    г. Кобург»
    Осенью 1929 года весь мир был возмущен зверствами над мирным русским населением, совершенными Особой Дальневосточной армии в Трехречии (Северная Маньчжурия).
    В районе станции Якеши совместный советско-монгольский отряд напал на русский поселок. Всё мужское население старше 12 лет было расстреляно из пулеметов, раненных добили. Массы беженцев (не менее 12 тысяч человек) из Усть-Уровска, Щучей, Попирая, Драгоценки, Верх-Урги и Усть-Урги, лишившихся кормильцев и близких, испуганных, ограбленных, раздавленных обрушившимся на них несчастьем, пешком устремились в Харбин.
    Кроме Трехречья красноармейцы совершили еще ряд злодеяний в Маньчжурии. На дороге из Верх-Кули в Хайлар они убили священника Модеста Горбунова, его сына Александра и семью Кругликов – супругов Николая и Софию и их детей Григория, Бориса, Николая и Любовь, от 22 до 6 лет. Кавалеристы напали на их обоз, изрубили отца Модеста и матушку Софию шашками, подвергли истязаниям всю семью Кругликов и расстреляли их. Через несколько дней, проезжая по тому же месту, изуверы глумились над трупами несчастных и сожгли их. Один из красноармейцев, увидев собаку о. Модеста, не отходившую от тела хозяина, разрубил ее пополам и бросил на тела мучеников.
    Во всем мире трехреченские злодеяния вызвали чувства гнева и сострадания к жертвам. Трагедия Трехречья не могла не вызвать сострадания императорской семьи, ее желание хоть чем-то помочь далеким соотечественникам, подвергшимся жестокому разбою.
    19 декабря 1929 года был образован «Состоящий под Августейшим Покровительством Ее Императорского Величества Виктории Феодоровны Комитет Ее Императорского Высочества Великой Княгини Елены Владимировны помощи русским, пострадавшим в Трехречии». 25 декабря 1929 года в Париже Великая Княгиня Елена Владимировна от имени Комитета обратилась к общественности с воззванием:
    «Сердце цепенеет от ужасного несчастия, разразившегося на Дальнем Востоке над нашими соотечественниками, ушедшими из России от ига большевиков и нашедшим приют в так называемом Трехречии... В эту минуту долг всех нас, кто любит свою Отчизну, объединиться в едином порыве, общими усилиями облегчить их страдания.
    По почину и под Покровительством Е.И.В. ВИКТОРИИ ФЕОДОРОВНЫ организован под моим Председательством в Париже Центральный Комитет Помощи этим жертвам, и мы обращаемся ко всем русским людям, страждущим в рассеянии, с горячей просьбой откликнуться на неописуемое несчастие их братьев и на наш призыв, немедленно организуя всюду Комитеты по сбору для них пожертвований.
    Да поможет Господь всем на выполнить наш долг перед ними и нашей несчастной Родиной».
    Из членов Российского императорского дома в комитет вошел также князь императорской крови Никита Александрович. Совместными усилиями императорской фамилии и верных ей людей во многих странах мира, а также дружественных иностранцев, жертвам Трехречья была оказана дополнительная помощь. Поданный пример способствовал привлечению к благотворительной деятельности и тех, кто не разделял убеждений императора Кирилла Владимировича, но по-человечески откликнулся на его исполненные болью слова.
    В 1930-е гг. финансовое положение императорской семьи постепенно ухудшалось. Но члены династии никогда не позволяли себе устраниться от дел милосердия. Дочь Кирилла Владимировича и Виктории Феодоровны Великая княгиня Кира Кирилловна покровительствовала «Комитету помощи бегущим из Советской России». Активно занимались благотворительной работой сестры Императора Николая II Великие Княгини Ксения и Ольга Александровны, Великий Князь Андрей Владимирович (1879-1956), Великий Князь Дмитрий Павлович (1891-1942), Великая Княгиня Елена Владимировна (1882-1957), Княгиня Императорской Крови Татьяна Константиновна, принявшая монашество и ставшая игуменьей Тамарой, и другие члены Династии Романовых.
    Однако все довоенные благотворительные акции династии касались только эмигрантов. При всем желании Императорский Дом долгое время не мог направить какую-либо помощь своим советским соотечественникам. Во время Второй Мировой войны новый государь в изгнании Великий Князь Владимир Кириллович, унаследовавший права и обязанности Главы Династии после смерти отца в 1938 году, получил возможность оказать поддержку советским военнопленным.
    В самый разгар войны Великий Князь узнал, что в Сен-Мало содержатся русские пленные, частью на материке, а частью на прибрежных английских островах, оккупированных немцами, и что положение их довольно трудное. В своих воспоминаниях (Владимир Кириллович, Вел. Кн., Леонида Георгиевна, Вел. Княг. Россия в нашем сердце. – СПб.: Лики России, 1995) Государь писал: «Другие военнопленные получали через Красный Крест помощь от своих правительств, посылки и письма из дома, а русским помощи было ждать неоткуда. Известно, какое отношение было к ним в России, всех их априори считали предателями, перебежавшими на сторону врага, так что можно себе представить, в каком бедственном положении оказались эти несчастные люди. Поскольку у меня был контакт с несколькими офицерами, мне с их помощью удалось немного помочь им. Когда я поднял этот вопрос, они проверили, и, насколько мне известно, положение наших пленных немного облегчилось. Они работали, главным образом, на строительстве укреплений. Тех, которые были на островах, я никогда не видел, а с некоторыми из работавших на материке потом несколько раз встречался, и мы разговаривали, они рассказывали мне про свою жизнь. Очень большой помощи, конечно, оказать им было невозможно, но даже то немногое, что удалось сделать, было для них светлым моментом в их печальном положении, когда они узнали, что хотя бы кто-то заинтересовался ими. Что с ними произошло потом, я не знаю. Когда после начала перестройки открылась возможность переписки, и я стал получать невероятное количество писем из России, я всегда надеялся, что кто-нибудь из них уцелел и напишет мне, но боюсь, что нет, потому что все, кто был возвращен, попадали в лагеря и очень многие погибали».
    В завершение нашей беседы хотелось бы немного рассказать о некоторых аспектах организации сегодняшней благотворительной деятельности Российского Императорского Дома, руководствующегося знаменитыми словами Екатерины Великой: «Мы думаем и за славу себе вменяем сказать, что Мы сотворены для Нашего Народа, а не он для Нас». Как мы видели, заметной отличительной чертой крупных благотворительных ведомств и комитетов под покровительством Дома Романовых был их, если так можно выразиться, двойственный характер. Император являлся главой государства и как бы «отцом» всех своих подданных, из которых, собственно, и состояло российское общество.
    Отсюда вытекало объединение, но не смешение государственных и общественных элементов в благотворительных ведомствах и комитетах под покровительством Императорской Фамилии. Их деятельность была делом, общим для народа-семьи и семьи-Династии. Такой порядок, был понятен и одобрялся общественностью, что выражалось в благотворительных пожертвованиях и безвозмездной службе в учреждениях призрения.
    Поэтому, несмотря на утрату Российским Императорским Домом властной составляющей проводимой им благотворительной деятельности, в наше время сохраняется её общественный элемент.
    То уважение к Династии, которое сохранили многие наши соотечественники к Императорской Фамилии и к Её Главе, каковой сегодня является Её Императорское Высочество Государыня Великая Княгиня Мария Владимировна (р. в 1953), тот статус международно-признанной суверенной публично-правовой корпорации и культурно-исторической институции, которым и в республиканских условиях объективно обладает Российский Императорский Дом, обусловили после изменения в 1991 году политического режима возможность возрождения полноценного участия Российского Императорского Дома в развертывании благотворительной деятельности в нашей стране. В настоящее время, это участие обрело традиционные формы регулярной работы соответствующих учреждений, учитывающей опыт XIX и XX столетий.
    Как мы уже видели, особенностью привлечения благотворителей к социальной деятельности Династии было то, что за пожертвования определенных сумм или безвозмездное непосредственное, живое, если можно так сказать, участие в мероприятиях находившихся по Высочайшим покровительством учреждений, они поощрялись видимыми знаками отличия и, даже, награждались медалями и орденами. В полном соответствии с этой традицией 8/21 ноября 2012 года в день Святого Архистратига Михаила Глава Российского Дома, как Верховная Начальница Российских Императорских и Царских Орденов,  преобразовала учрежденный в 1988 году Её отцом, Е.И.В. Государем Великим Князем Владимиром Кирилловичем (1917-1992) Орден Святого Михаила Архангела и учредила при нем благотворительную Международную Ассоциацию.
    Целью преобразования Ордена, учрежденного в честь 1000-летия Крещения Руси, 375-летия воцарения Династии Романовых и 50-летия восприятия Его Императорским Высочеством Государем Великим Князем Владимиром Кирилловичем прав и обязанностей Главы Российского Императорского Дома, является, как говорится в соответствующем Высочайшем указе, «ознаменование 400-летия окончания Смуты, восстановления Российской Государственности и всенародного призвания на Царство Нашего Дома и для укрепления и развития российских императорских традиций благотворительности».
    Согласно Статуту Ордена им награждаются лица обоего пола за выдающиеся заслуги на поприще благотворительности и милосердия. Возведение в достоинство кавалеров Императорского Ордена св. Михаила Архангела производится Указами Главы Российского Императорского Дома. В общем порядке старшинства Императорских и Царских Орденов Орден Святого Михаила следует за Императорским и Царским Орденом Святого Станислава. Следует отметить, что, как и раньше, сопричисление к Ордену не сообщает Кавалерам и Дамам прав дворянства.
    Орден имеет три степени: первая степень: Кавалеры и Дамы Большого Креста, носящие через правое плечо  широкую орденскую ленту с большим крестом и звезду Ордена; вторая степень: Кавалеры и Дамы - командоры Ордена (Кавалеры носят орден среднего размера на шейной ленте, Дамы - на двойном банте на левой стороне груди); третья степень: Кавалеры и Дамы (Кавалеры носят Орденский крест на колодке, а Кавалерственные Дамы – на одинарной банте на левой стороне груди).
    Знак Императорского Ордена Святого Михаила Архангела состоит из увенчанного Императорской Короной четырехконечного Черного Креста с расширяющимися концами с золотой каймой, звезды и Романовской (черно-желто-белой) ленты. На лицевой стороне знака в центре в розетке – круглый медальон, обрамленный синим кантом с золотой каймой, с золотистым изображением образа Святого Михаила Архангела.
    На оборотной стороне знака в центре в синем медальоне изображен золотистый вензель Царя Михаила I Федоровича с датой «1613» и золотистый вензель Великого Князя Владимира Кирилловича с датой «1988».
    Звезда Императорского Ордена Святого Михаила Архангела восьмиконечная. На медальоне в центре изображен в уменьшенном виде Крест Ордена, вокруг которого помещен орденский девиз «Милость и Истина».
    Во исполнение предначертаний Главы Российского Императорского Дома в сфере благотворительности при Ордене Святого Михаила Архангела учреждается Международная Ассоциация Ордена Святого Михаила Архангела. В состав Международной Ассоциации Кавалеры и Кавалерственные Дамы Ордена, а также лиц, ещё не возведенные в достоинство Кавалеров и Кавалерственных Дам, но желающие поддержать благотворительные, милосердные, культурные и просветительские начинания Российского Императорского Дома в сотрудничестве с действительными членами Ордена.
    Для лиц, не являющихся Кавалерами и Кавалерственными Дамами Ордена, учреждаются две степени отличия в Ассоциации: член Ассоциации - после вступления; офицер Ассоциации – после трех лет активной работы. Члены Ассоциации имеют право носить темно-бронзовую медаль с изображением на лицевой стороне Креста Ордена, а на оборотной – вензеля Главы Российского Императорского Дома, девиза «Милость и Истина» и номера медали. При повышении в звание офицера к ленточке медали прикрепляется пальмовая ветвь.
    Прием в Международную Ассоциацию Императорского Ордена Святого Михаила Архангела по письменной рекомендации двух Кавалеров или Кавалерственных Дам Ордена Святого Михаила Архангела.
    Ассоциация управляется Советом, который имеет право ходатайствовать перед Главой Российского Императорского о возведении Кавалеров и Дам Ордена в следующие степени и о возведении офицеров Ассоциации в Кавалеры и Дамы 3 степени Ордена.
    Знак Ордена Михаила АрхангелаОрденским праздником установлен день памяти Святого Архистратига Михаила и прочих Небесных Сил Бесплотных (8/21 ноября). Этот день должен отмечаться совместным участием Кавалеров и Кавалерственных Дам, а также членов и офицеров Международной Ассоциации Императорского Ордена Святого Михаила Архангела в Богослужениях и особо значимыми делами милосердия и благотворительности от имени Ордена и Главы Российского Императорского Дома. В этот же день проводятся церемонии награждения новопожалованных Кавалеров и Дам и производства в следующие степени.
    При организации благотворительных и культурных мероприятий Совет руководствуется указаниями Главы Российского Императорского Дома. Непременным правилом деятельности Ассоциации является то, что не менее 80 процентов собранных ею средств должны направляться на нужды благотворительности, милосердия и на поддержку духовности и культуры. При этом, никакие средства не могут быть направлены куда бы то ни было без письменного указания либо письменного согласия Главы Российского Императорского Дома.
    Конечно же, благотворительная деятельность Российского Императорского Дома сегодня не ограничивается знаменательными датами и юбилеями. Все последние двадцать лет возглавления Династии Государыня уделяла самое пристальное внимания вопросам помощи нуждающимся соотечественникам. Особо хочется отметить заботу, которую при самом деятельном участии созданной ещё в 2002 году Канцелярии Её Императорского Высочества вот уже много лет  Великая Княгиня проявляет о детях, находящихся вместе с осужденными матерями в пенитенциарных учреждениях. А ведь, этих ни в чем не повинных крошек в возрасте до 3-4 лет, первые дни жизни которых проходят в экстремальных, мягко говоря, условиях, у нас в России более шестисот. 

http://legitimist.ru/sight/history/2013/dinastiya-romanovyix-i-blagotvorite.html


 


   

    

        Вернуться назад

 

Copyright © 2004 Просветительское общество имени схимонаха Иннокентия (Сибирякова)
тел.:(812) 240-26-49
E-mail: sobor49@bk.ru, http: //www.sibiriakov.sobspb.ru/