Сиротские учреждения в России. Исторический обзор


письмо-статья сотрудника детского приюта, детского психиатра Елены ЛЕБЕДЕВОЙ:

Одной и наболевших проблем современного российского общества является проблема растущего количества детей-сирот. В связи с этим предлагаются различные формы их устройства. В последнее время популярно противопоставление семейных форм воспитания - усыновления и патроната - воспитанию сирот в интернатах. Часто сиротские учреждения в этом контексте выводятся средоточием жестокости, косности и формализма, подлежащими немедленному расформированию.
Между тем, если мы обратимся к российской истории, то увидим, что усыновление и воспитание в государственных учреждениях мирно сосуществовали в России с XI века. При этом, учреждения, создаваемые для сирот, сразу носили воспитательный и образовательный характер.
Первым таким учреждением было училище для сирот, учрежденное в 1072 г. Ярославым Мудрым. В этом училище проживало и обучалось 300 юношей.

В дохристианский период дети-сироты также не оставлялись без внимания. В скудельницах бездомные старики и старухи кормили и воспитывали брошенных детей. Средства на поддержание скудельни собирали всей общиной. Или сирот забирали семьи, которые были в то время многодетными, и появление лишнего рта не сказывалось на благосостоянии семьи. При чем многодетность в те давние времена была признаком благополучия семьи.

При Иване Грозном начали открываться сиротские дома, которыми ведал церковный патриарший приказ.

В царствование Федора Алексеевича в 1682 году издается Указ об открытии специальных домов для безродных сирот, где их обучали грамоте и ремеслам.

В 1706 г. Новгородский митрополит Иов построил за собственный счет при Холмово-Успенском монастыре воспитательный дом для “незаконнорожденных и всяких подкидных младенцев”. К 1706 году митрополит Иов уже открыл 10 приютов и сиропитательниц, в которых призревались до 3 тысяч сирот и приносимых детей, “коих жены и девки рожают беззаконно и стыда ради отметывают в разные места, от чего оные младенцы безгодно помирают”.

Вдохновленный его примером, Петр Первый 4 ноября 1715 г издал Указ, предписывающий в Москве и других городах устраивать “гошпитали для зазорных младенцев, которые не от законных жен рождены, дабы вящего греха не делали, сиречь убийства, по примеру Новгородского Архиерея”. В “гошпиталях” практиковался тайный принос младенцев, когда женщина могла положить своего ребенка в специальную люльку, не показывая себя.

То есть изначально в России приюты для детей-сирот открывались не только для воспитания и обучения детей, а и для “спасения каждой христианской души”, для удержания женщин от греха детоубийства.

В 1721 году архиепископ Феофан (Прокопович) учредил Карповскую школу для сирот и бедных детей в своем собственном доме. Эта школа содержалась на его личные средства. В ней преподавались языки, риторика, логика, арифметика, геометрия, музыка. За 15 лет в школе обучилось 160 человек.

Дело устройства детей-сирот продолжила Екатерина II. По проекту, разработанному профессором Московского университета А.А. Барсовым и известным деятелем просвещения И.И. Бецким в 21.04.1764 г. был открыт Московский воспитательный дом. В марте 1770 г. – Санкт-Петербургский воспитательный дом. По всей стране создавалась сеть подобных заведений: Воспитательные дома были открыты в Новгороде, Воронеже, Ярославле, Смоленске и др. городах. Также как и при Петре I практиковался тайный принос младенцев, и открывались родовспомогательные отделения, где женщинам разрешалось рожать в маске, не открывая себя. При Воспитательных домах имелись структуры, занимающиеся подготовкой воспитанников к жизни вне учреждения. Это были фельдшерская, земледельческая и др. школы. Уровень обучения в этих школах был профессионально высок и позволял воспитанникам поступать в Московский университет. Хочется отметить, что на базе мастерских Московского Воспитательного дома в 1868 г возникло Императорское Московское техническое училище с девятилетним курсом обучения с тремя отделениями: механико-строительным, инженерно-механическим и инженерно-технологическим. Сейчас оно известно нам как МВТУ им. Н. Баумана.

В 1837 году на базе учебных классов Санкт-Петербургского Воспитательного дома был учрежден Сиротский женский институт (с 1885 года — Николаевский сиротский институт). Его воспитанницы получали профессию домашней учительницы, учительницы музыки, учительницы гимнастики и танцев, учительницы французского языка.
Опыт образовательной деятельности Николаевского сиротского института позже был использован в организации первого высшего педагогического заведения в России — Императорского Женского педагогического института (1903).

2 (14) мая 1797 года император Павел I издал указ о передаче под покровительство императрицы Марии Федоровны воспитательного общества благородных девиц, а позже назначил ее “начальствовать” над всеми воспитательными домами. При жизни Марии Федоровны при ее содействии было открыто 500 благотворительных учреждений: бесплатные роддома, детские приюты, ясли и др. После ее смерти эта сеть получила название “Учреждения императрицы Марии Федоровны”. К 1904 году эта сеть включала 140 учебных заведений, императорский Воспитательный дом, 376 детских приютов и яслей. Мария Федоровна способствовала открытию в Воспитательных домах педагогических, пепиньерских (готовили гувернанток), латинских, немецких, французских классов. В латинских классах юношей готовили для поступления в Медико-хирургическую академию, в немецких – обучались будущие акушерки и няни; выпускники французских классов могли работать воспитателями в частных домах.

Как при Петре I, так и при Екатерине II и при Марии Федоровне формы устройства сирот не ограничивались только помещением последних в государственные учреждения.
При Петре I и при Екатерине II ослабленных и больных детей отдавали на воспитание людям по деревням, в монастыри, помещикам, в сельские общины, где сироты содержались до 7 лет. Затем посылались в школу для обучения мастерству соответственно полу, то есть, девочек - в услужение, мальчиков – в мастерские. См Указ Екатерины от 7 ноября 1775 г “Учреждения для управления губерний”, в котором приписывалось Приказу неимущих сирот (ст 385) отдавать последних “добродетельным людям” для содержания и воспитания с обязательством, чтобы предоставить их (сирот) во всякое время Приказу” для дальнейшего воспитания и обучения “в общественных для сирых училищах…, дабы научился науке или промыслу, или ремеслу, и доставлен был ему способ учиться добрым гражданином”. При Екатерине семьи, в которые отдавали сирот, получали деньги на содержание, одежду и оплату в зависимости от возраста ребенка. Более того, помимо оплаты, Воспитательный дом присылал в семьи врача и надзирателя для оказания необходимой помощи.

Мария Федоровна особенно трепетно относилась к устроенным в крестьянские семьи детям, самостоятельно выбирая инспекторов, объезжавших деревни, поощряя крестьянок-воспитательниц подарками и денежными наградами.

С 1864 года государственное призрение сирот осуществлялось в двух направлениях: Ведомством императрицы Марии, в ведении которого оставались столичные и губернские воспитательные дома, а также земством на местах. Деятельность земских учреждений по призрению сирот во многом зависела от местных условий. В одних ведомствах ребенок призревался в приюте, в других местах приюты не учреждались и ребенок-сирота немедленно отправлялся на патронаж в деревню, в других подкидышей призревали при родильном отделении губернской больницы, а затем отдавали на воспитание бесплатно или за вознаграждение. Там, где была развита промышленность, приюты создавались при родовспомогательных заведениях для подкидышей и сирот фабричных рабочих. К 1913 г в Российской глубинке существовало 921 учреждение для детей-сирот (не считая воспитательных домов и приютов в крупных городах).

Убежище для бесприютных детей Благотворительного общества при Архангельской городской больнице. 1915 год

Большое количество приютов для детей-сирот было создано и на частные средства. Известно, что только “Московское общество попечения о бедных и больных детях” в 1899 г открыло 86 учреждений для 848 детей-сирот в возрасте от 3-х до 10 лет. Известна сеть детских приютов, созданная на средства П.Г. Ольденбургского (СПб 1846), приют в Сокольниках, созданный и существовавший на средства Бахрушиных, приют барона Штиглица, содержавшийся им на свои деньги в течение 70 лет, приют, созданный горнозаводчиком А. Демидовым и др.


Воспитанницы приюта принца П.Г.Ольденбургского во время выступления на празднике. Фотография К.Буллы. 1913 год.

Важно отметить, что с призрением сирот в России связаны имена известных государственных деятелей и педагогов. Так в 1830 году Владимир Федорович Одоевским (1803 – 1869) вел агитацию за организацию детских приютов. В 1837 году он возглавил “Комитет главного попечительства о детских приютах и разработал “Положение о детских приютах”. Заслуживает внимания его книга “Наказ лицам, непосредственно заведующим детскими приютами”. Организации, принципам, содержанию деятельности воспитательных домов посвящены работы известного русского педагога В.Я. Стоюнина (1826 – 1888), имеющего опыт работы в Николаевском сиротском институте Москвы. Работа Гатчинского Сиротского института тесно связана с именем русского педагога Е.О. Гугеля (1804 – 1841).


Воспитанники приюта принца П.Г.Ольденбургского в мастерской за изготовлением музыкальных инструментов. Фотография К.Буллы 1909 г.

Особое место в воспитательной и образовательной системе занимают школы-интернаты. Петровские школы математических и навигационных наук, артиллерийско-инженерная, медицинская, разноязычная; Благородный пансион при МГУ для детей дворян, закрытое женское учебное заведение при Смольном монастыре, сухопутный шляхетский корпус, кадетские корпуса, пансионы для девочек, Царскосельский Лицей и, наконец, современные частные школы Великобритании, Франции являются представителями именно этой “интернатной системы”. Именно эта система воспитания и образования подарила нам Грибоедова, Жуковского, Лермонтова, Раевского (выпускники Благородного пансиона при МГУ), Пушкина и его талантливых друзей; доблестных российских офицеров и нравственно чистых женщин, воспитанных в русле традиционных семейных ценностей.


В детском приюте. Москва, 1925

Российские дореволюционные сиротские учреждения послужили прообразом для советских детских домов и школ-интернатов. Конечно, в годы советской власти и в постсоветский период они претерпели ряд качественных изменений, чаще не в лучшую сторону. Но они сохранили структуру и цели своих предшественников. Дети до сих пор находят в них приют и возможность получить среднее и часто первичное профессиональное образование, так как на базе многих детских домов и школ-интернатов функционируют различные мастерские (столярные, слесарные, швейные, обувные, компьютерные и т.д.) и самые разнообразные кружки и студии. В 60-е годы многие д. дома отказались от казарменного режима работы. В 80-е годы работа в детских домах стала организовываться по семейному принципу.

Благодаря отлаженной, исторически сформированной в течение столетий, государственной системе учреждений призрения и образования детей-сирот были сохранены жизни миллионов наших маленьких сограждан в тяжелые для страны времена: в 20-е годы прошлого столетия, во время ВОВ, постперестроечный период. Эти учреждения продолжают спасать жизни и души российских детей и в настоящее время, когда новая волна беспризорности, обусловленная нравственным обнищанием, захлестнула нашу страну. Поэтому очень печально и страшно слышать призывы к расформированию уже существующих сиротских учреждений.

В.В. Розанов в книге “Богомольная и милостивая Русь” писал: ”Если бы чудодейственным актом законодательства или экономического прогресса или медицинского знания вдруг исчезли бы в Древней Руси все нищие и убогие; кто знает – может быть, древнерусский милостивец почувствовал бы некоторую нравственную неловкость…”

Будем же мудрыми, как наши великодушные предки, создавая и сохраняя, а не разрушая российские детские дома, школы-интернаты, приюты. Не будем путать различные понятия: количество детей-сирот и количество сиротских учреждений. Растущее число детей-сирот в стране – показатель социальной нестабильности и безнравственности, но большое количество приютов, детских домов и интернатов – признак государственной заботы об этих несчастных детях. Применяя зарубежный опыт работы с сиротами в нашей стране, будем делать это осмотрительно, учитывая российские традиции и менталитет.

Использованная литература:
- Дорожкина О. А. “Сиротство в России” Тамбов
- Нечаева А.М. “Охрана детей-сирот в России” М. 1994
- Горшкова Е.А. “Воспитательные дома и приюта в Российской империи” (“Педагогика № 1 1995)
- Беляков В.В. “Сиротские детские учреждения России” М. 1993
- Кобелева В.Г. “Исторический обзор проблемы сиротства в России”
- Касацкая И.Ф. “Профессионально-трудовое воспитание в детских приютах и учреждениях для детей-сирот на рубежах ХIХ – ХХ и ХХ – ХХI веков” (конференция в Кемерово 2003)
- Парфенова О. “История развития социального призрения детей-сирот в России ХVIII – ХХ века (ж-л “Развитие личности” № 1 2004)
- Холина Н.А. “Из опыта Великобритании по решению вопросов социального опекунства над детьми-сиротами или лишенными родительской опеки”
- История отечественного образования (ХVIII – ХХ вв)
- Турчина Е.В. “ Истоки и ранний период становления благотворительности в России” (“Социально-педагогическая поддержка и сопровождение”)
- “Духовные основы обучения, воспитания и профессиональной ориентации детей-сирот в учреждениях социального призрения дореволюционного Санкт-Петербурга” (Покровский чтения 2000)
- Чернова М.Н. “Из истории благотворительных учреждений: Московский Николаевский Сиротский институт” (ж-л “Образование в современной школе” № 4 2005)
- Холостова Е.И. “Традиции милосердия и благотворительности в общественной и духовной жизни России” (хрестоматия “Теория и практика социальной работы” 2002)
- Разоренова Е.Л. “Модели социально-педагогической реабилитации в государственно-общественной системе поддержки детей-сирот” (“Педагогические науки” № 6 2005)
- Катионова А.О. “Социальные и психолого-педагогические основы организации призрения детей в России в 20-20 годы ХХ века” (автореферат СПб 2003)
- Иванова Н. “Из истории детского призрения на селе” (ж-л “Социальная работа 02.1999)
- Погодина А. “История создания Московского воспитательного дома” (ж-л “Юный художник” 8 – 1997)

Статья опубликована в сокращении. Поднятая Еленой Олеговной тема - целесообразности и желательного направления реформ существующей системы социального обеспечения сирот, - чрезвычайно важна и обширна. В ближайшее время читайте на сайте интервью с ней, которое, надеемся, станет началом плодотворной дискуссии.


        Вернуться назад

Copyright © 2004 Просветительское общество имени схимонаха Иннокентия (Сибирякова)
тел.:(812) 240-26-49
E-mail: sobor49@bk.ru, http: //www.sibiriakov.sobspb.ru/