Покровская община

 

Точная дата основания Покровской общины неизвестна: во всех имеющихся документах указан 1858 год, но им, видимо, обозначено начало подготовительного периода: принятие решения, выбор и покупка земельного участка, постройка первых зданий, подбор сестер и начальницы. В первом отчете, представленном Общиной, говорится, что она начала действовать 1 ноября 1859 года, «получив, согласно утвержденному уставу, надлежащее свое устройство к концу 1860 года». Под «устройством» имелось ввиду окончание постройки больничного здания с приемным покоем и укомплектование штата Общины. К сожалению, полная летопись Общины пока не найдена ни в библиотеках, ни в архивах. Обнаружено лишь несколько годовых отчетов о ее деятельности, сведения в которых неполны и противоречивы, что не позволяет полностью проследить развитие Общины.
Учредительницей и покровительницей Покровской общины стала великая княгиня Александра Петровна, старшая дочь Петра Георгиевича и Терезии Васильевны Ольденбургских и супруга великого князя Николая Николаевича (старшего). Ее прабабка, императрица Мария Федоровна, учредила институт сердобольных вдов, десятки лет служивших в санкт-петербургской Мариинской больнице. Родители Александры Петровны создали первую в России Свято-Троицкую общину сестер милосердия, попечителем которой на протяжении многих лет являлся ее отец, а мать, пожертвовав на нее все денежные средства, подаренные мужем на украшения, много лет трудилась в ней как простая сестра милосердия. Одно из самых ярких детских воспоминаний Александры Петровны – помощь матери в шитье белья и одежды для Свято-Троицкой общины. «Я с детства была близка к больным, их любила, видела пример моих незабвенных родителей», – вспоминала она. Перед вступлением в брак в 1856 году Александра Петровна приняла православие, и не формально, а глубоко и серьезно. Игуменья Московского Страстного монастыря Евгения (Озерова), посетившая в 1870-х годах церковь во дворце великого князя Николая Николаевича писала: «Храм совершенно необыкновенный. В нем под алтарем, поднятом на многие ступени, устроено подражание Гроба Спасителя, как в Иерусалиме, и несколько мелких приделов. Пение превосходное, два хора: один придворный, другой великой княгини. Народу несметная толпа, ибо в храм пускают всех приходящих. Говорят, великая княгиня, в душе русская и православная, держит себя совершенно смиренно и очень благотворительна».
Для строительства зданий Общины был отведен обширный участок Смоленского поля по Большому проспекту Васильевского острова, отдаленной окраины столицы, где жили беднейшие петербургские мастеровые и рабочие. В первых деревянных зданиях расположились детский приют, приют для грудных детей и отделение сестер милосердия.
Осенью 1860 года во дворе Общины была окончена постройка каменного трехэтажного здания (архитектор академик Г.Х. Штегеман) больницы. Согласно утвержденному императором Александром II 3 февраля 1861 года уставу Общины, она в первую очередь предназначалась «для пользования всех без изъятия лиц проживающих в Общине», а, кроме того, и для приходящих больных с хирургическими болезнями. Больница имела первоначально 20 кроватей для детей и 10 – для взрослых. 15 декабря открыл свои двери для «беднейшего класса петербургских жителей» приемный покой при больнице. Здесь они бесплатно получали врачебную помощь, а также необходимые медикаменты из аптеки Общины. Эта лечебница была принята «местными жителями с необыкновенной благодарностью и полным, слепым доверием к подававшим советы врачам». В первый год существования приемного покоя (декабрь 1860 – декабрь 1861) было принято около 4,5 тыс. больных, произведено 100 малых операций. В трудных случаях, когда требовалась серьезная операция, приходящих пациентов определяли в больницу. Все операции производились врачами с помощью ассистирующих дежурных сестер. Операционному делу они обучались практически; в числе таких сестер была и сама великая княгиня. Детский приют, рассчитанный на 40 мест, принимал на постоянное проживание и воспитание сирот, а также давал дневной приют приходящим детям бедных родителей, занятых на работе. Всех их кормили, снабжали одеждой, обучали грамоте, обеспечивали «приличным нравственным контролем», приучали посещать Божий храм. Уже в 1861 – 1862 годах в приюте одновременно находилось 50 детей, постоянно живших при Общине, и 17 – приходящих.
Приют для грудных детей вмещал до 15 младенцев-сирот «или таковых, которые не могли быть вскармливаемы матерями по причине отсутствия молока или же других трудных болезней». Каждый из них имел отдельную кормилицу, нанимаемую за жалование, и получал прививку от оспы. Большинство детей возвращалось после вскармливания родителям, но некоторых оставляли в детском приюте для дальнейшего воспитания.
Попечением о детях и больных сначала занималось лишь 5 сестер милосердия, включая начальницу Общины. Последняя, по оценке великой княгини Александры Петровны, проявила большую опытность и необыкновенное усердие, что поставило заведение «на степень цветущего благосостояния». К сожалению, имя ее неизвестно. Вскоре в помощь сестрам было принято 24 девицы в качестве испытуемых, в том числе 12 сирот из различных приютов. Все сестры выполняли также хозяйственные работы, кроме стирки белья и приготовления пищи. В ведении хозяйства помогала женская (8 человек) и мужская (5 человек) прислуга.
Уже концу 1863 года число сестер милосердия возросло вдвое (11 человек), а количество приходящих больных достигло 9 000 человек. Первое время в Общине бесплатно служили четыре врача: доктор Общины Л.Ф. Фробен, Пандер, А.Л. Обермиллер, Э.В. Каде, которые также обучали сестер милосердия и испытуемых перевязкам, составлению лекарств в аптеке, уходу за больными. Наблюдение за больницей и аптекой осуществляла сестра милосердия Мария. В это же время сестры приняли первое «боевое крещение»: 6 сестер были отправлены в Вильно для ухода за ранеными гвардейцами, подавившими мятеж в Польше. Успешно прошедшие испытательный срок испытуемые посвящались в звание сестры милосердия по изволению августейшей покровительницы. Посвящение совершалось церковным благословением во время богослужения. Они давали присягу, текст которой в основном был общим для всех других первых общин сестер милосердия и восходил к церковному обещанию сердобольных вдов. Помимо тоже общего для всех общин «служения болящим», в тексте присяги Покровской общины особо упоминалось о служении «бесприютным младенцам», с указанием на слова Спасителя «оставите детей и не возбраняйте им пр i ити ко Мне; таковых бо есть Царство Бож i е». В словах присяги нашло отражение название Покровской общины: «Я прибегаю к Покрову Пресвятой Его Матери». Сестры, давшие присягу, носили золотой наперсный крест на голубой ленте с образом Покрова Пресвятой Богородицы на лицевой стороне и с надписью: «Любовь и Милосердие» – на оборотной. Во время посвящения в звание сестры получали освященное форменное платье.
В отличие от других первых общин – Свято-Троицкой и Литейной части – в Покровскую общину принимались лишь лица православного вероисповедания. Такое ограничение в первых российских общинах существовало еще только в Одесской Стурдзовской общине сестер милосердия, основанной в 1850 году.
Первая общинная домовая церковь, располагавшаяся в каменном трехэтажном здании, была освящена во имя Покрова Пресвятой Богородицы. Ее священником был определен магистр богословия Николай Иоаннович Розанов, который помимо богослужений в церкви и часовне вел назидательные беседы с детьми, сестрами и больными.
Стремившаяся к духовному устроению Общины, великая княгиня в феврале 1863 обратилась за помощью к митрополиту Филарету, с просьбой, чтобы «из Лавры на Троицком подворье был помещен иеромонах, который мог бы стать духовником и настоятелем Общины». Зная о том, что западные общины католических сестер милосердия и лютеранских диаконис являются учреждениями церковными, великая княгиня также желала видеть и свою общину церковным заведением, превратив ее в «деятельный» монастырь, в котором постоянная молитва сочеталась с трудами на благо страждущих. Но учредить в столице новый женский монастырь ей не удалось. Этого не хотели и сестры Общины, о чем Александра Петровна с горечью говорила: «Сестры Покровской общины мои падчерицы. Если бы они послушали моего голоса, то, быть может, и там бы [в Петербурге] был монастырь. Но если Богу угодно, то со временем он будет, ибо Покровская община основана мною совершенно в монашеском духе и направлении».
Свою мечту великая княгиня осуществила позже, основав в 1881 году Киевский Покровский монастырь, хирургической больницей которого восхищались даже европейские врачи. Приняв тайный иноческий постриг под именем Анастасии, она сама подвизалась в этом монастыре и стала первой и единственной представительницей династии Романовых, добровольно посвященной в монашеское звание.
С 1866 года начальницей Покровской общины по просьбе Александры Петровны стала игуменья Серпуховского Владыч-него монастыря Митрофания (бывшая фрейлина, в миру – баронесса Прасковья Григорьевна Розен), учредившая в своем монастыре больницу и являвшаяся ее смотрительницей. Игуменья приняла на себя новую должность с большой энергией, осуществляла главный надзор за порядком, привлекала благотворителей, вела счета и «письменную часть». Параллельно она занималась устройством новых для России церковных – епархиальных – общин сестер милосердия в Пскове и Москве. Несколько сестер Покровской общины также были привлечены к их организации. Заместительницей м. Митрофании по текущим делам оставалась монахиня Зинаида, прибывшая из Серпуховского монастыря.
В декабре 1865 года на временное жительство в Покровскую общину были определены 3 монахини и 17 послушниц, большая часть которых потом вернулась в монастырь. К 1 января 1870, кроме монахини Зинаиды, исполнявшей обязанности начальницы Общины, 2 монахини служили воспитательницами в приюте, 4 послушницы – в церкви и в хозяйственных отделениях. За 4 года правления м. Митрофании число сестер милосердия возросло в 3 раза и составило к 1 января 1871 года 30 человек, не считая монашествующих. Было принято 54 испытуемых.
При участии м. Митрофании в 1868 году был построен двухэтажный каменный корпус с домашним храмом, освященным в честь ее небесного покровителя свт. Митрофания Воронежского. Игуменья собственноручно написала для храма несколько икон. Священником Общины в это время служил о. Владимир Скороходов. В эту церковь, единственную в бедных кварталах Гавани, стекалось множество народа еще и потому, что сестры Общины в субботу и воскресенье готовили пищу для нищих и кормили их в здании Общины. В отчете за 1869 год указывается, что за год было накормлено 18 тыс. человек, съезжавшихся со всех концов Санкт-Петербурга.
В 1868 году открылась школа для девиц старшего возраста (от 9 лет), в которую приняли 9 лет), в которую приняли 50 воспитанниц. Помимо основных занятий, девочек приучали ухаживать за больными. Для 50 мальчиков такого же возраста была устроена школа с обучением их башмачному ремеслу. Для нее Общине пришлось нанять дом по соседству. К 1 января 1870 года Община, располагавшаяся на 3 десятинах 2 191 квадратных саженей земли, имела следующие строения:
трехэтажный каменный корпус, в котором помимо больницы помещались: отделение для детей от полутора до 9 лет, школа для девиц, трапезная, пекарня и кухня, а на верхнем этаже – Покровская церковь;
двухэтажный каменный корпус с церковью во имя свт. Митрофана Воронежского Чудотворца, грудным отделением и помещением для начальницы Общины и сестер;
двухэтажный каменный корпус с хозяйственными службами – баней, прачечной и сушильней;
деревянный одноэтажный флигель с мезонином, в котором находились приемный покой для приходящих больных и аптека,операционное отделение и кельи сестер;
деревянный одноэтажный флигель с мезонином, в нижнем этаже которого размещалась детская инфекционная больничка, а в мезонине — помещение для сестер;
одноэтажной флигель для вольнонаемной мужской прислуги;
бараки для летнего размещения детей.

Большой участок прилегающей к постройкам земли использовался под огород. К этому времени доход Общины достиг 40 тыс. рублей. Средства Общины слагались из щедрых пожертвований великой княгини Александры Петровны, пособий от других членов императорской фамилии, процентов с капитала Общины, членских взносов и единовременных пожертвований.
Игуменье Митрофании удалось привлечь и значительную "благотворительную помощь петербургского купечества. Один из них, купец Лебедев, в 1872 году подал в суд иск о подделке м. Митрофанией векселей от его имени. Игуменья Митрофания была осуждена, лишена всех прав и даже монашеского сана и приговорена к ссылке в Сибирь, которую, впрочем, вскоре заменили ссылкой в отдаленные монастыри.
Начальницей Покровской общины после отъезда м. Митрофании по ее рекомендации стала монахиня Мария (в миру Елизавета Никитична Шахова), которую духовным советом и материально поддерживал свт. Игнатий (Брянчанинов). В это время она была также широко известна как поэтесса, стихи которой публиковались в журналах и выходили отдельными сборниками. Когда м. Мария оставили Общину, точно неизвестно.
Сохранился обновленный устав Общины, который после долгого обсуждения был высочайше утвержден 13 февраля 1876. Согласно ему, Покровская община сестер милосердия имела целью «попечение о приходящих больных, приготовление опытных сестер милосердия и воспитания бедных и бесприютных детей». Отделение сестер милосердия состояло из 35 женщин и стольких же испытуемых.
В отличие от возникавших в 1870-х годах общин Красного Креста, в Покровскую общину по-прежнему принимались девицы и вдовы исключительно православного вероисповедания. Испытательный срок составлял три года, после чего испытуемая «посвятившая себя служению страждущему человечеству и сумевшая вполне оправдать ожидаемые от нее подвиги сердоболия», облачалась в форменную одежду сестры милосердия. Эту одежду сестры обязаны были носить и «на время отсутствия из заведения», а за нарушение этого правила исключались из Общины. Сестры милосердия, прослужившие не менее трех лет, могли принять установленную присягу и получали для ношения золотой крест. Их стали называть «сестры-крестовицы». Непосредственное руководство Общиной вверялось, сестре, которая называлась теперь не начальницей, а настоятельницей, в чем можно усмотреть стремление следовать монашеской традиции. Сестра-настоятельница отвечала перед попечительницей за внутренний распорядок Общины и ее управление. Ей давались большие полномочия в приеме испытуемых и в их увольнении, в наблюдении за добросовестным исполнением своих обязанностей всеми, кто трудился в Общине. В духовном отношении на нее также возлагалась большая ответственность: «она должна, по мере сил своих, внушать сестрам любовь к Богу и ближнему, блюсти их как нежная мать... и, главнейшее, назидать их собственным примером, а не властью и строгостью». При этом духовник Общины провозглашался «главным блюстителем заведения в нравственном и религиозном отношении»: его конкретные обязанности, помимо богослужений, заключались в многотрудном духовном попечении о больных, пастырском просвещении сестер и детей. Уставом 1876 года сестра-настоятельница была освобождена от забот о материальном благополучии Общины и хозяйственно-финансовых дел: отныне этим занимался хозяйственный комитет, председатель и 4 члена которого считались состоявшими на государственной службе. Этот комитет собрал для Общины большие суммы: более 70 тыс. рублей в виде единовременных пособий, 35 тыс. материалами и работами. На эти средства к 1876 году были построены два новых здания: деревянное на каменном фундаменте для женской гимназии и деревянный хирургический барак, отремонтированы баня и прачечная с установкой парового отопления. Въезд во двор Общины с Большого проспекта Васильевского острова (д. 77) украсили часовня и изящные ворота с иконами и резными украшениями.
К 1876 году, помимо отделения сестер милосердия, Покровская община имела:
больницу на 20 кроватей для взрослых и на 30 для детей, в основном для собственных нужд Общины;
бесплатную клиническую лечебницу для приходящих больных, при которой состояли врачи-специалисты и врачи для общего приема;
бесплатную аптеку;
отделение грудных младенцев обоего пола на 12 детей;
отделение для 98 детей младшего возраста обоего пола (до 10 лет), преимущественно
сирот, калек, слепых и нищих;
училище для образования фельдшериц на 100 воспитанниц;
школу для мальчиков до 12 лет на 40 человек.

Кроме того, под покровительством Общины находился располагавшийся поблизости бесплатный родильный дом. Значительным достижением в развитии Общины являлось открытие фельдшерского училища. После четырехлетнего обучения его воспитанницы получали диплом лекарского помощника с правом самостоятельной практики. Устройством этого училища и разработкой учебных программ по своему почину занимался профессор Сергей Петрович Боткин, в то время служивший в Общине врачом. Великая княгиня Александра Петровна, уже будучи инокиней, вспоминала, что она сама многому научилась у этого замечательного клинициста.
По выбору профессора СП. Боткина, в училище преподавали известные доктора: А.Д. Жданов, М.А. Лебедев, В.Т. Покровский. В учебную программу входили такие предметы, как анатомия и физиология, физика, фармация и рецептура, фармакология, клиническая медицина, малая хирургия и десмургия, уход за больными и ранеными. Изучение этих дисциплин было невозможно без общеобразовательной подготовки, поэтому в училище открылся приготовительный курс в рамках женской Покровской классической гимназии. Училище для фельдшериц вскоре закрыли из-за недостатка средств, а Покровская гимназия существовала вплоть до Октябрьской революции.
Таким образом, Покровская община сохранила свою специфику : в ней сестры милосердия занимались не только медицинским делом, но и воспитанием детей. Число ее воспитанников увеличилось, обязанности сестер усложнились, и среди них, о чем можно косвенно судить, сложилась определенная специализация: больничные сестры, сестры в лечебнице и аптеке, воспитательницы.
Славной страницей в летописи Покровской общины стало участие ее сестер в войне Сербии и Черногории с Турцией в 1876 году: 10 июля великая княгиня Александра Петровна на свои средства отправила на поле брани Черногорский отряд при Покровской общине. В его состав входила группа врачей и студентов Медико-хирургической академии под руководством главного врача М.А. Лебедева (всего 10 человек) и 19 сестер милосердия и испытуемых, известных поименно. После окончания военных действий великая княгиня получила письмо от Черногорского князя Николая с выражением безграничной благодарности сестрам Общины: «Они оставляют в моем отечестве неизгладимое о милосердии русских женщин чувство, которое составит новое звено, связующее нас с Великой Россией». Вскоре сестры Покровской общины взялись за обслуживание Русской Николаевской больницы в Константинополе, куда их направляли на годичный или трехлетний срок. В 1879 году великую княгиню Александру Петровну постигло большое несчастье: она была выброшена взбесившимися лошадьми из экипажа. Травма позвоночника на 9 лет приковала ее к постели. По совету врачей она поселилась в Киеве, где основала Покровский, или, как его называли в народе, «княгинин» монастырь. Но до самой своей смерти в 1900 году она продолжала заботиться о Покровской общине сестер милосердия, ежегодно направляла в нее большие пожертвования, вела постоянную переписку с сестрами. Известно, что незадолго до смерти инокини Анастасии настоятельницей Общины состояла монахиня Калисфения, которую попечительница отозвала в Покровский монастырь, а на ее место назначила сестру Ирину (видимо, рясофорную послушницу). После кончины инокини Анастасии руководство Общиной принял на себя принц Петр Александрович Ольденбургский, внук Петра Георгиевича, племянник великой княгини Александры Петровны, который еще при жизни последней был назначен попечителем Общины. Помощницей попечителя стала его супруга — великая княгиня Ольга Александровна.
К этому времени завершилось обновление многих зданий Общины. В 1899 году закончилось строительство нового трехэтажного главного корпуса по проекту архитектора В.В. Виндельбандта. В нем расположились больница, аптека, помещения для сестер и испытуемых. Для амбулатории и ремесленного приюта позднее, в 1909—1910 годах по проекту К. К. Коха был выстроен еще один двухэтажный корпус. Главное здание имело пристройку, где располагалась церковь во имя иконы «Божия Матерь всех скорбящих радость» с Митрофаниевским и Покровским приделами. Вплоть до 1906 года она неоднократно расширялась и перестраивалась. Причт церквей состоял из трех человек: протоиерея Дмитрия Константиновича Падалки, служившего при Общине с 1883 года, священника Илии Смирнова и дьякона Федора Остроумова. В 1909—1918 годах старшим священником Общины являлся о. Павел Евгеньевич Троицкий.
Община приобрела новое оборудование для операционной, врачебных кабинетов, аптеки, лаборатории, а также обстановку для общежития сестер. Новое здание имело центральное паровое отопление, канализацию и собственную электростанцию. Перед ним разбили сад, а все подъезды вымостили булыжником. К началу XX века Покровская община имела:
отделение сестер милосердия (до 100 человек);
аптеку и амбулаторную лечебницу для приходящих больных, принимавшую свыше 30 тыс. человек в год;
больницу на 50 кроватей с хирургическим, терапевтическим и гинекологическим отделениями;
приют для малолетних («Розовое отделение»), в котором находилось 25 девочек;
Покровскую женскую гимназию с интернатом, где проживали 100 девочек;
приют для бездомных св. Иоанна Молчальника, где призревалось 30 детей.

В этот период главным врачом Общины являлся Почетный лейб-медик Михаил Алексеевич Лебедев, заведующим хирургическим отделением – профессор И.Ф. Земацкий, гинекологическим – Е.Ф. Бацевич. В лазарете для больных сестер милосердия и детей, воспитывавшихся в учебных заведениях Общины, работала женщина-врач М.В. Романова.
Вся реорганизация Общины потребовали огромных средств. Это обстоятельство, а также необходимость обеспечить старость сестер милосердия и нежелание большей части персонала работать бесплатно привели к тому, что почти все медицинские услуги Общины стали платными. Даже в амбулаторной лечебнице установили небольшую плату за прием, а место в больнице стоило немалых денег – от 40 до 100 рублей в месяц. Это помогло Общине преодолеть финансовый кризис, ставивший под угрозу само ее существование. В отчете Общины за 1902 год сообщается, что имущество Общины оценено более чем в 1 млн. рублей, «при этом все постройки ремонтированы, инвентарь приведен в порядок и пополнен новыми приобретениями».
Изыскивались и другие способы зарабатывания денег. Выпущенный в 1904 году Покровской общиной альбом «История России в портретах по столетиям», который удостоился Почетного диплома первой Всероссийской выставки монастырских работ и церковной утвари и золотой медали на Парижской выставке можно, очевидно, рассматривать как попытку использовать плодотворный и коммерчески успешный опыт издательской деятельности Общины св. Евгении, попечительницей которой состояла принцесса Евгения Максимилиановна Ольденбургская, мать Петра Александровича.
В начале Первой мировой войны Община сдала здание больницы в аренду под госпиталь на 100 кроватей, организованный английским посольством «для помощи страждущему брату в союзной войне». В госпитале, наравне с другими сестрами милосердия, работала дочь английского посла сэра Бьюкенена. Несмотря на то, что Община сохранила свою самостоятельность и не вошла в Общество Красного Креста, 45 ее сестер милосердия отбыли в составе двух отрядов на фронт.
В канун Октябрьской революции настоятельницей Покровской общины сестер милосердия являлась Екатерина Николаевна Рожнова, главным врачом – профессор Иосиф Францевич Земацкий. Председателем хозяйственного комитета и заведующим делами был действительный статский советник Петр Аркадьевич Васильев.
Официально Покровская община прекратила свое существование в 1818 году, после издания большевиками декрета об отделении церкви от государства. 22 апреля 1920 года в помещениях Общины открылась Гаванская общедоступная больница.
В настоящее время здание, построенное в 1899 году, является одним из корпусов Санкт-Петербургской Покровской больницы, а помещение Скорбященской церкви используется как учебная аудитория. Кроме того, сохранился правый корпус Общины, где размещались амбулатория и ремесленный приют.

Опубликовано в книге «Сестры милосердия России». СПб., 2005. С. 69-76

Автор текста Л.А. Карпычева.


Литература
Антонов В.В., Кобак А.В. Святыни Санкт-Петербурга. – СПб., 1996. – Т.2. – С.256-257.
Воспоминания об Августейшей строительнице. – Киев, 1911.
Дело игуменьи Митрофании с ея портретом. Подробный стенографический отчет – М., 1874.
Записки баронессы Прасковьи Григорьевны Розен, в монашестве Митрофании. // Русская старина. – 1902. – Т.109. – С.35-56; Т.110. – С.286-302.
Кони. А.Ф. Игуменья Митрофания. В кн.: На жизненном пути. – М., 1914. – Т.1. – С. 48-58.
Левицкий Г., д-р . Великая Княгиня Александра Петровна. – Киев, 1904.
Отчет о действиях Покровской общины сестер милосердия с 1 ноября 1860 г . по 1 ноября 1861 г . СПб., 1862.
Отчет о действиях Покровской общины сестер милосердия с 1 ноября 1861 г . по 1 ноября 1862 г . – СПб., 1863.
Отчет о действиях Покровской общины сестер милосердия за 1866 год. – СПб., 1867.
Отчет Хозяйственного комитета Покровской общины сестер милосердия за 1976 год. – СПб., 1877.
Отчет Покровской общины сестер милосердия 1901 года. – СПб., 1903.
Отчет Покровской общины сестер милосердия 1902 года. – СПб., 1904.
Письмо Черногорского князя Николая к Ея Императорскому Высочеству Великой Княгине Александре Петровне. // Вестник народной помощи. – 1878. – № 12. – С. 1.
50-летний юбилей Покровской общины // Нива. – 1909. – № 7. – С. 139.
Скворцов В. Со скрижалей сердца // Миссионерское обозрение. – 1901. – №5. – С. 668-697.
Страницы неопубликованного дневника игумении Евгении (Озеровой). – В кн: Женская Оптина. Материалы к летописи Борисоглебского женского Аносина монастыря. – СПб.,1997. – С.270.
Тареев М.М, профессор . Живые души. – Сергиев Посад, 1910.
Торжество освящения английского лазарета в Петрограде // Нива. – 1915. – № 8. – С. 160.
Устав Покровской общины сестер милосердия. – СПб., 1877.
Царственная инокиня. – Одесса, 1995.
Ясенявская Э. Любовь и милосердие. – СПб., 1999.

 

        Вернуться назад

Copyright © 2004Просветительское общество имени схимонаха Иннокентия (Сибирякова)
тел.:(812) 240-26-49
E-mail: sobor49@bk.ru, http: //www.sibiriakov.sobspb.ru/