АЛГОРИТМЫ ДОБРА ТРЕБУЮТ ТОЧНЫХ

МАТЕМАТИЧЕСКИХ ДЕЙСТВИЙ

Евгения ДЫЛЕВА

Есть немного людей в Петербурге, занимающихся благотворительностью системно, то есть тех, что стараются привести алгоритмы добра к конкретному результату. Как правило, героям наших статей норовят по большей части помочь такие же «сирые и убогие» и очень редко — имеющие гораздо большие возможности предприниматели и коммерсанты. Честно говоря, совершенно неожиданно для меня таковым оказался Сергей ДМИТРИЕНКО — кандидат юридических наук, вице-президент Санкт-Петербургского союза предпринимателей. Об этом я узнала в одном из детских приютов, которому неоднократно помогал этот человек, и решила подробно расспросить его о том, какими, по его мнению, должны быть благотворительные проекты.
— Вопрос о пользе сбора средств на благотворительность в Союзе предпринимателей стоял давно. Но я всегда сознательно отвергал идею единого денежного мешка, некоего фонда, куда стекаются средства. Кстати, и к самому слову фонд подчас мы сами относимся с недоверием. Да и официальная статистика свидетельствует о том, что не мыльными пузырями оказывается только малая доля (в лучшем случае, около 30%) российских фондов. К тому же всегда сомнительны способы планового распределения благотворительных денег, даже при том, что по большей части люди приходят с чистыми намерениями. Кто-то все равно найдет повод усомниться в том, насколько верен выбор адресата... Очень важно соблюсти разумный баланс, уметь разобраться, какова на самом деле реальная потребность в помощи тех, кто за ней обращается.

— Много ли времени занимают благотворительные заботы?

— Я стал вице-президентом Союза предпринимателей около трех лет назад, после съезда этой организации, на котором речь шла в том числе и о благотворительности. А в общем я просто директор одного из предприятий — производственного объединения «Приборы ЛЭК» (ЛЭК — лаборатория экологического контроля). Через месяц исполнится пятнадцать лет самому предприятию, моему директорству и причастности к благотворительной деятельности. К слову, моя непосредственная работа занимает 90% времени, 5% остается на семью и 5% — на благотворительную работу. Впрочем, благотворительность — это не просто определенный вид деятельности, это — убеждение.

— Убеждение в чем?

— В том, что надо помогать ближним справляться с трудностями, основательнее чувствовать себя на этой земле... Еще пятнадцать лет назад, когда о меценатстве и спонсорстве вообще речь не шла, а от советских времен осталось понятие «шефство», я задумался, каким образом должна быть организована помощь отдельно взятого предприятия социально незащищенным, требующим поддержки людям. Помню, как в первый раз пришел в Кировское роно, к Евгении Ивановне Русак, и сказал: «Мы заинтересованы в толковых кадрах и хотим заранее готовить смену, поэтому нас интересуют ребята — победители школьных олимпиад по химии, физике и математике, и мы готовы им уже сейчас оказывать поддержку: дарить книги, вручать подарки и грамоты, чтобы они чувствовали заинтересованность в себе и хотели бы дальше столь же плодотворно осваивать науки». Сейчас мы уже поддерживаем 54 образовательных учреждения... Покупаем множество книг: технических, художественных, по мировому искусству, глобусы, часы, калькуляторы, фотоаппараты, в том числе и цифровые. Причем каждый раз говорим, что это лишь небольшой карт-бланш на будущее, знак того, что есть предприятия, есть взрослый мир, в котором мы их ждем.

— Как вы ищете гениальных детей? Ведь известно, что мнение педагогов относительно «звездочек» в школе часто бывает субъективным, а из непосед, которые учатся неровно, нередко вырастают талантливые Левши...

— Существует, конечно, вероятность ошибки. Но, думаю, есть определенные объективные критерии и показатели, которым можно доверять. Если проводятся районные и городские олимпиады, там действует относительно объективное судейство, и ребенок не может стать лидером только за красивые глазки и не выйдет в победители, если он просто любимчик директора. То же касается и учителей, опять-таки трудно оценить труд учителя, но мы исходим из того, что если из года в год у какого-то педагога от трех и более победителей олимпиад, то это уже не случайность — система. Таких учителей мы стараемся поддержать премиями и подарками.

— Каким образом формируется благотворительная казна?

— Стараемся найти среди предпринимателей таких, кто готов пожертвовать деньгами какому-то определенному делу, организации, человеку... Меценаты должны быть посвящены в то, для чего выделяют средства, и абсолютно уверены в том, что этим самым помогают достойным людям и начинаниям. Как я уже говорил, у нас нет заранее заготовленного мешка денег, предназначенных для благотворительных целей. Просто стараемся из полутора тысяч членов Петербургского союза предпринимателей найти тех, кто готов помочь тем, кому помощь действительно необходима. У нас есть папки, в которых содержатся материалы по направлениям. Это помощь беспризорным, больным детям, обитателям детских домов, приютов, спортсменам, различным религиозным организациям, инвалидам, пенсионерам... Информационные материалы раздаем нашим предпринимателям, например, во время каких-либо деловых встреч, конференций и семинаров. Стараемся найти помощников, спонсоров, но в любом случае результат трудно предсказуем и не так скор, как хотелось бы. Хотя вполне оправданно то, что меценату необходимо время для того, чтобы разобраться и точно знать, на что до копейки будут потрачены благотворительные средства. Обидно, что крупные предприятия по большей части от социалки отказываются: продают общежития, лагеря отдыха и так далее. Им это невыгодно.

— Среди тех, кому помогает Союз предпринимателей и ваше предприятие, — представители разных конфессий?

— Да, могу привести пример. Когда восемь лет назад в наш город, для того чтобы построить детский приют в Рыбацком, приехали мои немецкие друзья и попросили снять на кинокамеру начало строительства (а строить они начинали в нечеловеческих условиях!), меня поразила их искренность, отношение к российским сиротам, как к собственным детям. Большая часть из них — верующие. Но, честно говоря, я откровенно не понимаю людей, которые, например, говорят: «Он — лютеранин, а я — православный. Как же так?» Я — православный, у меня несколько крестников, иной раз я хожу в церковь вместе с семьей. Но совершенно не отвергаю людей с иными религиозными взглядами, тем более таких, которые меня своим благородством просто поражают. Причем, как мне кажется, линия добра и зла находится в иной плоскости: не важно, к какой конфессии относится тот или иной человек, важнее лишь его дела — хорошие или плохие...

— Но благие начинания тоже могут быть разными...

— Однажды у меня был разговор о благотворительности с одной дамой, директором крупного торгового предприятия, человеком, которого я искренне уважаю. Она показала мне целый список благих дел, адресованных целому списку детских учреждений. В каждой графе значился скромный перечень: например, 4 ведра, 2 метра ткани с пропиткой от комаров и т. п. Наверное, помогать по мелочам тоже неплохо, но лучше, если помощь более значительна и имеет не некий потребительский коэффициент, а действительно полезна детям, скажем, для будущей самореализации. В наш небескорыстный век детям важно не просто получить грамоту на мятой бумаге (кстати, даже грамоты мы стараемся делать очень качественными, красивыми), а нечто такое, что пригодится в учебе. Ребенок должен понять, что завтрашний день для него начинается сегодня, сейчас. Кстати, я буквально на днях разговаривал с директором молодежного дома Алексеем Шабановым, который проводит такой эксперимент: четыре квартиры куплено в одном доме — целая лестничная площадка для выпускников «Детской деревни — SOS». Он пытается их превратить во взрослых людей, полностью отвечающих за свои поступки и жизнь. Это крайне сложно. В детдоме они привыкли к тому, что самим особенно напрягаться не приходится, для них все будет сделано и так.

— А если к вам обращаются с просьбой о меценатстве, требующем крупных вложений?

— Есть законодательный путь, то есть некие совместные действия с парламентариями, которые в конечном счете должны привести к тому, что требующая значительных средств социально значимая программа будет включена в городской бюджет. Но при этом подстерегает опасность «дырявого денежного мешка», откуда деньги могут утекать на какие-то левые цели, поэтому стоит добиваться отдельной строки, исключающей нецелевое расходование. Причем Союз предпринимателей может способствовать процессу, но опять-таки результат, увы, непредсказуем. Об этом приходится честно предупреждать тех, кто обращается за поддержкой.

http://www.chaspik.spb.ru/

        Вернуться назад

Copyright © 2004 Просветительское общество имени схимонаха Иннокентия (Сибирякова)
тел.:(812) 596-63-98, факс:(812) 596-63-73
E-mail: sobor49@bk.ru, http: //www.sibiriakov.sobspb.ru/